Меморандум Быструшкина

Часть I. Феномен

1. Простая история

Если народ не стремится в будущее, его настигает прошлое. За прошлое отвечает историческая наука, ибо люди помнят былое лишь на глубину до 200 лет — устной исторической памятью народы не обладают. На протяжении последних 90 лет прошлое России находилось в полной и безраздельной власти советской исторической науки, вооружённой методологией исторического материализма. Эта методология до сих пор владеет всей гуманитарной и образовательной сферой — с ней никто не борется, и никто её не отменяет, ибо мало кто сомневается в её ценности. По-прежнему считается, что истмат, как высшее достижение исторической мысли, бессмертен, и его нечем заменить — альтернативной концепции нет. А это унижает национальное самосознание.

Представление о давнем прошлом России до сих пор находится в рамках учебника «История СССР с древнейших времён до конца XVIII века». «Реформаторы» меняют СССР на Россию и редактируют лишь оценки персонажей и событий прошлого. Содержание и название учебника по-прежнему никого не смущает. Кардинальное реформирование этой области идеологического знания встречает мощное и единодушное сопротивление. Даже беспрецедентно радикальные реформы истории, предложенные в начале 20 века Николаем Александровичем Морозовым, в середине века — Львом Николаевичем Гумилёвым, и, в конце века, — Анатолием Тимофеевичем Фоменко, надёжно заблокированы академической исторической наукой и существенного влияния на историческое мировоззрение не оказывают. Маргинальные мыслители не могут интеллектуальными методами преодолеть преуспевающих в карьере центристов, использующих административный ресурс и жестокие средства идеологической войны. Биология людей — явление серьёзное и неустранимое. К тому же, и это важнее, концепции мыслителей не безупречны.

«История СССР», в соответствие с постулатами советского истмата, обязательно и во всех деталях вписывалась в теорию стадиального саморазвития человечества, и согласовалась, прежде всего, с событиями в двух главных регионах планеты: в Западной Европе и в центре «опережающего развития» на Ближнем Востоке. История этих двух важнейших регионов подробно разработана европейскими интеллектуалами. В соответствие со сложившимися у них представлениями, на протяжении всей древней истории (палеолит, неолит, эпоха бронзы, железный век и средневековье) территория России была периферией мировой истории и ареной второстепенных исторических событий, зоной распространения (диффузии) культурных влияний из центров первостепенной важности. Лишь европейская (по происхождению и духу) династия Романовых вывела Россию из дикости и приобщила её к европейской цивилизации. Попытки альтернативного осмысления прошлого оцениваются сейчас как проявления провинциальной гордыни и жестоко подавляются. Теперь такие идеи относят к разряду исторических анекдотов: «Россия — родина белых слонов».

А между тем, результаты исторических исследований никогда не были эмпирическими обобщениями, то есть никогда не базировались на избыточном количестве документов или иных свидетельств. Таких документов, да ещё и в большом количестве, просто не существует нигде. Процессы и события давнего прошлого не оставляют репрезентативного множества материальных следов.

Некоторые старые и мудрые люди осторожно учили молодых и легкомысленных учёных — историков, что история даже совсем недавнего времени это, прежде всего, «чувствование людей прошлого». Никаких документов не хватит, чтобы адекватно отразить прошедшую жизнь. Самое главное в документы не попадает никогда. А главное — это мировоззренческие страсти и душевные переживания. Что же тогда говорить о бесписьменной древности эпохи бронзы и каменного века?

В такой ситуации неизбежно возрастает роль общих гуманитарных представлений о природе человека и механизмах общественной жизни. Эти представления создавались многими поколениями западных мыслителей и религиозных деятелей. Источники исторической информации (письменные, археологические и лингвистические) в их руках становились сырьём, из которого, в соответствие с идеологически выверенной теорией, изготавливались правдоподобные картины прошлого. История, так и не ставшая серьёзной наукой, сразу превратилась в искусство манипулирования общественным мнением в угоду господствующей идеологии.

Естественные и точные науки, ответственно относящиеся к своим методам исследования, и знающие цену воспроизводимых результатов, не занимаются прошлым людей — эта опасная область, где кипят ненаучные страсти, находится, к счастью для учёных, вне области их компетенции. Однако отдельные исследователи — естественники иногда рискуют перейти заветную границу тайны, и, употребив на чужой территории проверенные методы своих наук, создают альтернативные концепции. Это странное явление отмечается исключительно в русской науке. В России всё ещё есть учёные, которые очень хотят знать истину.

Историческая наука начиналась с осмысления и толкования письменных источников: вначале «Ветхого Завета» и «Нового Завета», а затем, по мере их обнаружения, текстов греческих, римских и некоторых иных писателей—историков. Позже в научный оборот были введены многочисленные хроники, летописи и иные письменные документы преимущественно средневековых и в основном европейских авторов.

Существенный переворот в создавшихся исторических представлениях произвели две новые научные дисциплины, вошедшие в историческую науку в конце 19 века, и освоившие два новых источника информации о прошлом: археология и историческое языкознание . В последующие десятилетия 20 века новых источников не обнаружилось , однако в качестве дополнительных и вспомогательных стали привлекаться методы естественных наук, такие как радиоуглеродный анализ, исследование и реконструкция ископаемых остатков древних организмов, генетический анализ и т.д. Древняя история обросла материалом и приобрела солидную стабильность, которая вызывает иллюзию непоколебимой истинности.

Впрочем, в маргинальных исторических кругах постоянно живёт ощущение незавершенности, и, даже, порочности созданной исторической картины. Там сохраняются и исследуются непокорные факты и необъяснимые явления. Именно в этой среде появились и развиваются идеи о более сложном и интересном прошлом человечества. В частности, новосибирский историк Ларичев Виталий Епифанович (доктор исторических наук) открыл новый, ранее не использовавшийся исторической источник, и создал сложный естественнонаучный метод получения информации из него. На этой основе развивается новая отрасль науки, называемая «палеокалендаристикой». Она обнаруживает необъяснимый с позиции советского истмата факт высочайшего уровня интеллектуальной культуры и астрономических знаний древнего человека от палеолита до средневековья и от Франции до Сибири. Вместе с тем, Ларичев, в ходе исследований этого явления, впервые опознал в рисунках пещерной живописи Франции (пещера Ляско, возраст 17 тысяч лет) изображения современных зодиакальных созвездий. Он же открыл в Хакасии самую древнюю астрономическую обсерваторию человечества (возраст более 20 000 лет) с изображением зодиакального созвездия Лев. Исследования подобного рода проводят сейчас и некоторые западные историки (Маршак, Раппенглюк, Бьювэл, Салливан).

Однако масштабный прорыв из тупиковой ситуации современных исторических парадигм и духовного плена советского исторического материализма стал возможен после открытия на Южном Урале памятника эпохи средней бронзы, получившего название «Аркаим». Уральские историки-археологи отнесли этот памятник к категории «городищ», то есть укреплённых поселений, и, тем самым, поместили его в «прокрустово ложе» поселенческой археологии и бытового толкования экстраординарного явления. Никаких значительных результатов, кроме самого факта существования своеобразной синташтинской культуры с уникальными «городищами», такая археология, видит бог, не принесла, и, вполне возможно, уже никогда не принесёт.

2. Аркаим Быструшкина

Тем не менее, экстраординарные результаты получены при естественнонаучном исследовании Аркаима. Наиболее продуктивными оказались астрономо-геодезические измерения рельефа материка в раскопе и на линии горизонта, видимого с памятника. Такие исследования на Аркаиме с 1989 до1991 года проводил Быструшкин К.К. Необычность и важность результатов его измерений состоят в следующем:

  1. Памятник оказался ориентирован по истинным (геодезическим) сторонам света с необъяснимо высокой точностью , не хуже 0,5′ дуги . Ориентировка геометрического центра выставлена древними строителями на линии горизонта.
  2. В рельефе материка обнаружены множественные свидетельства геометрических построений, выполненных на начальных стадиях строительства (разметка, рытьё котлованов), с точностью, не хуже 0,1% от линейных размеров деталей объекта.
  3. Признаками геометрических построений обладают «фундаменты» окружных стен внутреннего круга, внешнего круга и «дувала» (окружности и дуги), и большинство толстых радиальных стен и стен-перегородок (прямые линии).
  4. Весь план рельефа материка памятника представляет собой геометрическую эксцентрическую композицию с двумя центрами, и является результатом замысла авторов проекта сооружения. Наличие такого плана дискредитирует аттестацию археологов о бытовом назначении сооружения, и о примитивном строительстве с пристройками разных частей по мере необходимости.
  5. Геометрическое моделирование обнаружило также необычные особенности строительных работ в части использования почв и грунтов. Памятник относят к грунтово-деревянным сооружениям. Оказалось, что объём грунтовых выемок на территории памятника (котлованы, рвы, колодцы) строго точно соответствует объёмам грунтовой части сооружения. Весь грунт брался только с территории памятника. Ни один кубометр грунта не принесён извне и не один кубометр не выброшен за его пределы. Такой результат нельзя получить случайно. Следствием оригинальной технологии строительства, добивающейся нулевого баланса объёмов грунтов, является выравнивание рельефа руин за тысячи лет до такой степени, что полевая разведка археологов не могла обнаружить самые большие и яркие памятники региона на протяжении почти ста лет. Памятники синташтинской культуры обнаружены только с использованием аэрофотосъёмки. Все известные «городища» синташтинской культуры (сейчас найдено 24 объекта) обладают этими свойствами.
  6. Археоастрономические измерения обнаружили полномасштабную пригоризонтную обсерваторию оптимальной компоновки (зафиксированы все 18 астрономически значимых событий на линии горизонта с технологической точностью 0,5′ дуги ). Абсолютный (то есть, календарный) возраст, определённый методом Локьера, составил 4800 лет. Археологи, пользуясь своими методами относительной хронологии, определяют этот возраст как 3600 лет (последняя дата — 21 в до н.э.). Здесь они допускают методологическую ошибку. Корректная относительная датировка археологов должна быть ограничена выражением «эпоха средней бронзы».

Геометрия конструкции памятника позволяет произвести точные инструментальные (теодолит 2Т — 5К) измерения параметров и элементов (линейные размеры и углы). Результаты таких измерений тоже имеют экстраординарный характер:

  1. Радиусы основных окружностей составили целые числа в метрах :72,00 м, 40,00 м.
  2. Центры двух кругов (внешнего и внутреннего) локализуются до размеров колышка и находятся на одной истинной параллели (52° 38′ 57,3’’ с.ш.). Расстояние между центрами 4,20 м.
  3. Истинный меридиан и истинная параллель геометрического центра внутреннего круга используются в качестве осей всей конструкции и обозначены на линии горизонта вершинами холмов со специальными геодезическими знаками. Эти оси составляют естественную прямоугольную систему координат, которую строители использовали для фиксации углов и размеров элементов конструкции. Весь план сооружения выполнялся именно в этой прямоугольной системе координат.
  4. Углы заложения стен-перегородок, измеренные в системе координат, дают многократно повторяющиеся величины: 30° 00′ (10 раз), 7°00′ (8 раз), 50° 43′ (4 раза) 21° 15′ и 42° 30′ (как 21° 15′ ×2) (8 раз). Удалось понять, что эти величины имеют отношение к Зодиаку из двенадцати равных частей, и к архитектурной системе пропорционирования при делении круга «золотым сечением».
  5. Анализ полученных результатов позволил выделить линейную и угловую меру , которыми пользовались строители: две сопряжённых линейных меры = 0,80 м и 1,00 м, и угловая мера = 1/ 360 часть круга или 1 градус .

Результаты полевых измерений были доложены научному руководству учреждения, производившего в то время археологические исследования памятника (зав. лабораторией археологии урало-казахстанских степей к.и.н. Зданович Г.Б., Челябинский госуниверситет, Институт истории и археологии УрО РАН). Однако археологи отказались выслушивать, читать и обсуждать результаты такого рода. Не помогла официальная поддержка и положительные оценки профессиональных астрономов Пулковской обсерватории, Института теоретической астрономии, Института истории естествознания и техники, Института астрономии им. П.К. Штернберга. Последовало неизбежное увольнение. Историки не меняют своего решения уже более 20 лет. Более того, руководители уральской археологической науки предприняли исчерпывающие меры, препятствующие проведению таких исследований как на Аркаиме, так и на других памятниках синташтинской и других археологических культур Урала. При этом учёные археологи ограничились лишь тремя оценками материала:

1. «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!».
2. «Какая геометрия? Мы сами не понимаем этой геометрии. Как же её могли понимать древние люди, которые ходили во вшах и ели человечину?!».
3. «Безусловно, выводы, к которым приходит автор, и гипотезы, которые им высказываются, это только авторский взгляд на бесспорно важные проявления исторического прошлого нашей родины. И научного доказательства такой трактовки исторических явлений, которыми оперирует автор этой книги, на сегодняшний день нет».

Все дальнейшие исследования обнаруженного феномена проводились Быструшкиным К.К. без участия других учёных и научных учреждений, в обстановке блокады и обскурантизма (проще говоря — мракобесия), то есть самостоятельно и за свой счёт.

В России не существует научных учреждений, организаций или отдельных специалистов, занимающихся исследованиями такого профиля, как нет и периодических изданий, способных публиковать сообщения такого рода. Реальной помощи и сотрудничества ждать не от кого.

Случай типичный для советской науки. На Южном Урале обнаружился памятник эпохи бронзы, обладающий экстраординарными и необъяснимыми свойствами. Научные учреждения соответствующего профиля отказались признавать и исследовать эти свойства, и по-прежнему продолжают раскапывать памятники, относящиеся к этой культуре, руководствуясь идеологией истмата и старыми стандартными методами, уничтожая тем самым важнейшую информацию, заложенную в них в древности. Это можно было бы понимать как мелкие страсти во внутреннем хозяйстве челябинских археологов, как сор, который не принято выносить из избы, если бы ни одно важное обстоятельство. «Сомнительные» экстраординарные свойства Аркаима содержат ключи к информации, имеющей огромную общечеловеческую ценность.

3. Космологическая архитектура

Оставшись один на один с таинственным и никому не нужным явлением, в первую очередь нужно было понять смысл геометрических построений и измерений, следы которых остались в рельефе материка Аркаима. Нужно было понять замысел строителей, объясняющий все известные детали. Решение далось не легко, и оно не тривиально. Результаты этих исследований удалось опубликовать в научной монографии:

1. Быструшкин К.К. «Феномен Аркаима: Космологическая архитектура и историческая геодезия». — М.; «Белые Альвы» 2003.

Никакой интеллектуальной реакции на публикацию до сих пор нет. Идеологическая реакция по-прежнему сильна и агрессивна.

Решение состоит в следующем:

Рельеф материка Аркаима представляет собой горизонтальную проекцию карты небесной сферы (точнее, представлений древних о небесной сфере), выполненной профессионально и точно в эклиптической системе координат. При этом древние космологи использовали не только прямоугольную систему координат, которая в европейской культуре вновь появилась только в 18 веке, но и линейную меру, равную метру, и угловую меру, равную градусу. Космологи эпохи средней бронзы имели представление не только об эклиптике, полюсе эклиптики, небесном экваторе, лунных путях и зодиакальных созвездиях, то есть профессионально знали суточное и годовое движение Земли, но и правильно их отображали. Неожиданно обнаружилось, что для авторов проекта «Аркаим» не было секретом вековое движение земной оси, называемое прецессией — они адекватно изображали траекторию Полюса Мира, участвующего в этом движении (со скоростью 1° за 72 года, период — 25 920 лет). Аркаим оказался квалифицированно выполненной картой северного полушария неба, на которую нанесено множество известных объектов, а также детали неизвестной природы и назначения. Древние астрономы в вопросах астрометрии оказались более квалифицированы и последовательны, чем современные астрономы, обременённые эллинистическим и средневековым наследием.

Подтверждение высокой астрономической квалификации древних космологов обнаружилось в 2004 году на мегалитическом памятнике Ахуново (Учалинский район, Башкортостан). Там найден круг из камней, фиксирующий траекторию Полюса Мира за весь период прецессии и все полярные звёзды предыдущих эпох.

Это решение становится главной рабочей гипотезой и эффективным инструментом исследований, если выполняются два условия: обнаруживаются объекты — аналоги, а так же исключается вмешательство «потусторонних» сил.

Первое условие выполняется надёжно. Полным геометрическим и астрометрическим аналогом Аркаима оказывается «городище» Синташта, принадлежащее той же синташтинской культуре, и исследованное археологами с 1972 по 1986 годы. Результаты исследования опубликованы. С точностью археологической топографии (к сожалению, она меньше, а значит хуже потребной инструментальной съёмки, в 10 раз) восстанавливается ориентировка по истинным сторонам света, прямоугольная система координат, линейная и угловая мера, астрометрическая основа, детали неба и небесных движений и т.д. Другие «городища» Страны Городов (популярное наименование синташтинской археологической культуры) в степени, необходимой для реконструкции, археологами не исследованы.

Ещё один выдающийся и сложный объект—аналог Аркаима обнаружился в Южной Англии. Он называется «Стоунхендж». Факт геометрических построений на Стоунхендже сейчас ни у кого не вызывает сомнения. Линейная мера, используемая его строителями, по оценке британских специалистов, составляет, в среднем по всем памятникам Британии, 0,82 м (на соседнем памятнике с названием «Вудхендж», как на Аркаиме — 0,80 м). Стоунхендж—I и Аркаим имеют один радиоуглеродный возраст 19–20 в.в. до н.э., что, при обязательной в этом случае калибровке, даёт календарный возраст 28–30 в.в. до н.э. Оба памятника расположены на близких географических параллелях: 51°11′ с.ш. и 52°39′ с.ш. соответственно. Подробный геометрический анализ обнаружил полное сходство в идеологии проектов памятников. Появилась возможность толковать назначение всех деталей Стоунхенджа в логике конструкции Аркаима.

Полный успех метода достигнут так же на известных археологических памятниках Кой—Крылган—Кала (Правобережный Хорезм, Узбекистан), курган Аржан (Тува) и обсерватория Госекк (Южная Германия). Они тоже, как и названные выше объекты, имеют круговую планировку и очевидную геометрию деталей.

Однако более значимых и интересных результатов удалось достичь при исследовании прямоугольного по форме комплекса пирамид в Гизе и первого в мире архитектурного комплекса Джосера в Саккара (Древний Египет). Там давно обнаружена высокоточная ориентировка элементов по истинным сторонам света (точность до 1,5′ дуги) и множественная геометрия сооружений. Употребление геометрического анализа и идеологии проекта «Аркаим» к комплексу в Гизе дало положительный и исчерпывающий результат. Обнаружены прямоугольные системы координат, карта северного полушария неба и употребление общей метрологии. Все известные детали пирамид получили полное толкование в идеологии Аркаима.

Все эти памятники, обладающие большим набором общих экстраординарных свойств, были выделены автором в особый класс, и названы «объектами космологической архитектуры». Результаты их исследования помещены в первую часть монографии «Феномен Аркаима». Отдельная глава этой части посвящена естественной метрологии Древнего Мира. В ней показано, что все древние народы Старого Света пользовались одной и единой метрологической системой линейных мер. Эта система отличается избыточной точностью и сопряжена со строго точными размерами планеты Земля. Она могла быть лишь продуктом высоких технологий, которых, по мнению историков, в древности «не могло быть, потому, что ни могло быть никогда».

4. Историческая геодезия

При геометрическом и астрономо-геодезическом исследовании комплекса пирамид в Гизе неожиданно обнаружилось странное и, на первый взгляд, необъяснимое свойство астрономических координат вершины пирамиды Хеопса (по публикации Ж.-Ф. Лауэра, они составляют 29°58’51,22’’ с.ш. и 31°09’00’’ в.д.). Параллель и меридиан вершины удалены от параллели 30° с.ш. и меридиана 30° в.д. на одинаковую величину 1’09’’ и 1°09′, (1°09′: 1’09’’ = 60). Координаты Стоунхенджа (по публикации А. Тома 51°10’41’’ с.ш., и измерения по географическим картам 1°51′ з.д.) обладают теми же свойствами. Меридиан его центра удалён от меридиана 3° з.д. на 1°09′.

Это совпадение вызвало бы только удивление, если бы не одно важное обстоятельство: Древний Мир знал градусную меру величиной 2°18′ и называл её «небесным локтем». Надёжным подтверждением закономерности обнаруженного явления стало открытие в 2002 году на территории Германии астрономической обсерватории эпохи неолита (возраст 7000 лет), имеющей археологическое наименование Госекк. Координаты этой обсерватории 51°11’37 ’’ с.ш. и 11°51’14 ’’ в.д. Памятник Госекк установлен близко к параллели Стоунхенджа и на меридиане, удалённом от меридиана 13° в.д. почти на половину «небесного локтя» — 1°09′.

Геодезические измерения с помощью геосервера «Google Earth» обнаруживают более точные величины координат. Очевидные отклонения имеют тонкий теоретический смысл, обсуждение которого сейчас неуместно. Вот эти величины:

Пирамида Хеопса 29° 58′ 45,26 ’’ с.ш. 31° 08′ 03,23 ’’ в.д.
Стоунхендж 51° 10′ 43,89 ’’ 01° 49′ 34,94 ’’
Госекк 51° 11′ 36,58 ’’ 11° 51′ 14,35 ’’
Эвбери 51° 25′ 42,97 ’’ 01° 51′ 14,29 ’’

Геодезия относится к современным высоким технологиям. Историки единодушны во мнении, что Древний Мир не знал сложной индустриальной цивилизации, способной создать такие технологии и пользоваться ими. Если этого не могли сделать люди, значит те, кто мог, не были людьми.

Продолжение исследования геодезического аспекта в расположении объектов космологической архитектуры стало невозможным без принятия рабочей гипотезы о существовании в далёком прошлом геодезической службы за пределами человеческих культур. Эта служба знала угловую градусную меру и современную градусную сетку, совпадающую с меридианом Гринвича. Она использовала, как минимум, систему навигации орбитального базирования и вычислительный аппарат прямой и обратной геодезической задачи, реализованный на компьютере.

В рамках этой гипотезы сразу удалось обнаружить высокоупорядоченные исторические геодезические структуры на территории Древнего Египта, Британии, Германии, Греции, Италии, Турции, Ирана, Индии, Камбоджи, Китая и Средней Азии. Однако наиболее интересный и мощный результат принесли геодезические исследования в Стране Городов и на Урале в целом. Здесь сказалось преимущество экспедиционной доступности объектов и наличия картографических материалов ГУГК.

Древние объекты, выделенные из тривиальной среды как объекты космологической архитектуры, к которым можно продуктивно и достоверно употребить геодезические методы исследования, названы «объектами исторической геодезии». Историческая геодезия Страны Городов открылась столь полно и подробно, что это позволило понять сущность геодезических построений в других частях Старого Света. Региональные объекты оказались элементами единой системы, которая оказалась всё той же картой неба, но планетарного масштаба. Результаты таких исследований изложены во второй части монографии «Феномен Аркаима». Все центры исторического развития человечества оказались сопряжёнными с глобальной геодезической структурой.

5. Великое наследие

Знания, полученные в ходе междисциплинарного исследования загадочного явления, стоящего за экстраординарными свойствами памятника Аркаим, на первом этапе ещё не позволяли получить удовлетворительные представления об его природе. Созрела необходимость расширить границы предмета исследования. Этого же требует второе общее условие работы с материалом: исключить вмешательство «потусторонних» сил.

Логика здесь проста. Если на Земле повсеместно и длительно действовал фактор, вызывающий высокотехнологичный феномен исторической геодезии и космологической архитектуры, то его невозможно обнаружить до тех пор, пока исследователи сами не достигнут уровня этих высоких технологий. Древние цивилизации на поверку оказались инженерными культурами, и исследование их в гуманитарном формате теперь представляется малопродуктивным, а его результаты — предварительными. Классические методы гуманитарных наук здесь бессильны, а историки—археологи, безраздельно господствовавшие в этой сфере более 200 лет, с недавних пор уже не могут выступать даже в качестве экспертов — предмет оказался значительно более сложным и мощным, он выходит за пределы их компетенции.

Вместе с тем, если действия фактора сопровождались описанными феноменами, то это не могло пройти незаметно для современников и участников тех событий. Впечатления от участия в событиях такого рода могут быть зафиксированы лишь в гуманитарной форме, и в уже известных материалах. Остаётся обнаружить свидетельства экстраординарной деятельности в известных исторических источниках. По здравому размышлению, следует решить, что единственным источником информации такого рода может быть лишь мировая мифология.

Основное препятствие на этом, казалось бы, лёгком пути, сооружено всё тем же советским истматом и историческими парадигмами европейской науки. Оно состоит в том, что миф не признаётся в качестве исторического источника, ибо представляет собой, по мнению авторитетных учёных, продукт иррационального мифологического мышления, существовавшего у людей до эпохи цивилизаций. Неразумное мышление, по их мнению, создало сборники парадоксов и нелепиц, населённых нереальными «сверхъестественными» существами, объектами и событиями, не имеющими ничего общего ни со здравым смыслом, ни с мировой археологией. Всё это богатство некоторым гуманитариям показалось лишь странным отражением обряда инициации (посвящение во взрослые люди) диких предков. К тому же все известные мифы, по мнению историков, возникли очень поздно, то есть, и это в лучшем случае, в эпоху бронзы (эпоху древних цивилизаций).

Это препятствие преодолимо лишь после признания экстраординарного высокотехнологичного феномена космологической архитектуры и исторической геодезии. При этом нужно иметь твёрдость в убеждении, что древние люди были нормальны в умственном отношении. Ещё одно условие: необходимо отказаться от исторического материализма, а, заодно с ним, и от прочих излишеств идеологии советской эпохи. Но в этом случае отечественные историки потеряют все свои преимущества — они просто перестанут быть историками. В этом то и состоит основная проблема.

А между тем, в мировой мифологии обнаружился большой и яркий мифологический сюжет, удобный для проникновения в сущность всей мифологии и исследования её природы. Речь идёт о греческом тексте «Подвиги Геракла» в изложении Аполлодора. Двенадцать подвигов, как давно понятно всем заинтересованным исследователям, соответствуют 12 созвездиям Зодиака. Но что есть что? Однозначного и убедительного решения этой простой задачи не существует ни в астрономии, ни в астрологии.

«Подвиги Геракла» оказались порталом всей греческой мифологии, который сам содержит многие другие задачи. Решение этих задач равносильно посвящению в тайны технологии мифологического творчества. Результаты описаны в трёх монографиях:

2. Быструшкин К.К. «Портал мифологии. Астроархеология духовной культуры».
3. Быструшкин К.К. «Народ богов. Том 2. Герои и чудовища».
4. Быструшкин К.К. «Небо над головой. Астрономия и астрология каменного века».

Монографии не опубликованы. Авторские макеты монографий предлагались для обсуждения в Институт истории и археологии УрО РАН. Интеллектуальной реакции не последовало. Идеологическая реакция постоянна и стандартно отрицательна.

Большая часть текстов мифов оказалась астрономической аллегорией. При этом аллегории подчиняются небольшому числу простых правил. Выяснилось, что мифологический текст может быть подвержен астрономическому дешифрированию — он содержит естественнонаучную информацию. Поверхностное (профанное) прочтение его, без учёта астрономических аллегорий, создаёт впечатление творчества душевнобольных. Парадоксы мифа — это непонятые нами аллегории.

Основное внимание древних космологов сосредотачивалось на взаимодействии точек сезонов (солнцестояний и равноденствий) и Полюса Мира с зодиакальными и полярными созвездиями. Положение этих точек в каждом мифологическом сюжете может быть определено с точностью до градуса. Это служит надёжным основанием для абсолютной хронологии — возраст сюжета может быть определён с точностью до ±30 лет. Получены сотни абсолютных (календарных) дат для бесписьменных эпох и регионов.

Бóльшая (но не вся!) часть мифологических текстов оказалась астрономической аллегорией. Другая его часть содержит сведения о структурах исторической геодезии. Эти структуры тоже представляют собой проекции карты неба разного масштаба. Проекции карты звёздного неба на поверхность земли. Миф описывает события одновременно и на небе и в конкретной земной проекции. Точнее говоря: отношения людей к этим объектам и событиям.

Поскольку геодезические структуры имеют природу астрометрической основы небесной системы координат, и геодезическая проекция не искажается рельефом местности, постольку для восстановления всех её параметров часто достаточно найти положение всего двух значимых точек. Тексты в избытке содержат такую информацию, и задача имеет однозначное решение.

Анализируя произведения Аполлодора, Гомера, Гесиода, Эсхила и других греческих авторов, удалось восстановить более дюжины астрономо-геодезических структур на территории Пелопоннеса, континентальной Греции и Эгеиды. Радиус большой Панэллинской системы при этом определён как 752 км. Центр расположен на острове Евбея.

Исследование аллегорий «Одиссеи» Гомера, «Аргонавтики» Аполлония Родосского, «Истории» Геродота, «Географии» Страбона и других материалов из серии греческой «Скифики» и «Кавказики», неожиданно привело к неустранимому выводу о том, что основная часть мифологических сюжетов и маршрутов героев локализуется в Приазовье, на Северном Кавказе, в Крыму и Северном Причерномории. Древняя родина предков эллинов (ионийцев, ахейцев и дорийцев) обнаружилась на юге Восточной Европы. Нужно осознавать, что родина древних греков не может быть отделена от родины других индоевропейских народов.

Результат исследования опубликован:

5. Быструшкин К.К. «Народ богов. Том 1. Земля забытых предков». Екатеринбург: «Банк культурной информации», 2000.

Интеллектуальной реакции не последовало. Идеологическая реакция стандартна.

Дешифрирование мифологических аллегорий даёт решение самой застарелой и обширной проблемы гуманитарного знания: вечной загадки «сверхъестественных» существ и «сверхъестественных» явлений. Все боги, герои и чудовища, населяющие мифы, предания, эпосы и волшебные сказки, оказались аллегориями созвездий, планет, полюсов и точек сезонов. Все загадочные объекты мифологических ландшафтов, то есть «мировые горы», сказочные моря и острова, «золотые города», волшебные пещеры и прочее, являются элементами небесного ландшафта или частями небесной системы координат. Во всех древних космологиях твёрдое небо имело сложную «географию» и многочисленное население. История жизни этого населения в небесной географии и есть миф.

Успех в дешифрировании греческой мифологии укрепляется понятными аллегориями египетской мифологии. Сохранившихся фрагментов египетского мифа достаточно для реконструкции астрономо-геодезической системы Древнего Египта радиусом 533,3 км. Духовная история этой древнейшей цивилизации с позиции космологии приобретает понятную определённость.

6. Быструшкин К.К. «Круги Дуата. Космологическая архитектура и историческая геодезия древнего Египта». Монография не опубликована.
7. Быструшкин К.К. «Технологические цивилизации. Часть первая. Египет. Великие пирамиды». Монография не опубликована.
8. Быструшкин К.К. «Технологические цивилизации. Часть вторая. Египет. Уасет». Монография не опубликована.

6. Астрономо-геодезические системы

Новый этап в исследовании феномена, скрывающегося за геометрией памятника «Аркаим», начинается после открытия большой астрономо-геодезической системы Урала, радиус эклиптики которой составляет 1314 км. Её центр расположен между «городищами» Аркаим и Синташта. Эта система фиксируется в исторической геодезии Южного Урала (Страна Городов), в священной географии угорских народов хантов и манси, а также в расположении памятников правобережного Хорезма.

Большая система Урала не одинока. Столь же масштабная проекция карты неба на землю обнаружилась в Западной Европе. Диаметр её эклиптики составил 1296 км, центр расположен на территории Германии (Передняя Померания). Система зафиксирована в греческом мифе, в священной географии кельтов Ирландии и языческой Руси, а так же в археологии Франции, Италии и северо-западного Причерноморья.

При исследовании больших систем Урала и Европы попутно нашлась многочисленная группа мелких самостоятельных систем и сателлитов с ярко выраженным историческим заполнением. Например, астрономо-геодезические системы Новгородской Руси, Владимиро-Суздальской Руси, Киевской Руси и Крыма.

В пространстве между большими системами находятся так же четыре системы среднего размера с радиусами от 520 до 560 км, зафиксированные в греческой мифологии, в священной географии восточных славян, а также народов Кавказа и Закавказья. Оказалось, что территория родины индоевропейцев на юге Восточной Европы беспрецедентно плотно заполнена системами разного масштаба, перекрывающими друг друга.

Третья большая астрономо-геодезическая система найдена на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Её центр расположен к северо-западу от Читы, а радиус эклиптики составляет около 1296 км.

Однако самая большая система Старого Света имеет радиус эклиптики около 1352 км, и её центр обнаруживается в Ставропольском Крае, в окрестностях города Буденновска. Она получила название большой системы Кавказа. Ещё одна большая астрономо-геодезическая система названа Таврической, её центр расположен в Малой Азии (Турция), а радиус составляет 1333 км.

Лишь три большие системы Старого Света перекрывают друг друга: Таврическая система, система Кавказа и система Урала. Перекрытие составляет более трети площади каждой из них. Именно эти сопряжённые системы позволили открыть и исследовать механизм отношений человеческих культур с объектами исторической геодезии. Таинственный механизм скрыт в самом грандиозном историческом явлении, обычно называемом «историей индоевропейцев» или «арийской проблемой».

Одно лишь существование пространственных структур, не имеющих реального физического смысла, не интересно, и никакой ценности не представляет, — игра ума и воображения. Дело приобретает совсем другой оборот, когда выясняется, что эти невидимые геодезические линии являлись основой принятия важнейших геополитических решений и длительной исторической жизни многих древних народов. После этого уже никакие двусмысленности и оговорки не могут укрыть от беспощадной правды: высокотехнологические силы за пределами человеческой культуры существуют. Они действуют глобально и всегда. Факт взаимодействия можно обнаружить и без понимания механизма отношений людей и таинственной силы, стоящей за обнаруженным феноменом. Но без признания этого факта невозможно начинать исследование природы экстраординарного явления.

7. Арийская проблема

«Арийская проблема» состоит в том, что европейская историческая наука более чем 250 лет не может найти однозначного и всеобъемлющего решения задачи о географическом местоположении родины предков современных европейских и других родственных им по языку народов индоевропейской языковой семьи (старое название «арии», «индо-германцы» или «арийцы»). Неизвестен так же маршрут движения народов-предков с древней родины в места их исторического и современного проживания. Речь идёт об общих предках и общей родине в эпоху неолита и бронзы (от 9 до 4 тыс. лет назад).

Существенного научного прогресса в этом вопросе удалось достигнуть лишь после публикации результатов капитальной историко-лингвистической работы Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси, 1984. Авторы поместили родину индоевропейцев в северной Месопотамии. Большинство историков приняли лингвистические результаты исследования, но не согласились с предложенной географической локализацией. Современная теоретическая археология серьёзно рассматривает всего два варианта местоположения родины: Балкано-Дунайский регион и юг Восточной Европы. В обеих версиях признаются основные лингвистические результаты знаменитой работы Гамкрелидзе Т.В. и Иванова В.В. Однако в ходе исследований всё большее число историков склоняются к локализации родины на юге Восточной Европы.

Европейским историкам неприятна сама мысль о происхождении их предков с территории России. Самая трудная часть исследования — поиск убедительных археологических следов жизни и миграций древних народов. Но информативность археологии для однозначного решения недостаточна, и проблема продолжает благополучно существовать. Наличие нескольких версий свидетельствует о слабости материала, и это положение устраивает всех.

Космологический анализ мифологии индоевропейских народов даёт огромный объём новой, ранее неизвестной и неучтённой, информации об их прошлом на временную глубину до 26 000 лет. Именно эта информация, разумеется, вместе с известным материалом, полученным из классических исторических источников, полностью решает «арийскую проблему». Но при этом совершенно не у дел оказывается всесильный советский истмат. Ради него советские историки (каковыми они остаются до сих пор) отказываются от важнейших результатов, полученных в качестве побочных следствий естественнонаучных изысканий.

Результат исследования помещён в монографии и нескольких статьях:

9. Быструшкин К.К. «Драконы Аркаима. Арийская космология». Монография не опубликована.

Статьи:

1. Быструшкин К.К. Мифология индоевропейцев — новый источник исторической информации. Методологический аспект палеоастрономических исследований памятников Аркаим и Синташта (синташтинская культура, Южный Урал). Статья опубликована.
2. Быструшкин К.К. Правомерные парадоксы в индоевропейской космологии (диск из Небры и Аркаим). Статья не опубликована.
3. Быструшкин К.К. Оппозиция солнцестояний как основа сюжетов астрономических аллегорий в мифологии. (К вопросу о веретённом пряслице из Слатино и сценах терзания в скифском искусстве). Статья не опубликована.
4. Быструшкин К.К. Геодезическая мотивация в выборе места для выдающихся памятников неолита и раннего металла в Северной Африке и Европе. (Первый шаг к «исторической геодезии»). Статья не опубликована.
5. Быструшкин К.К. Астрономические сюжеты «Белая лошадь» на Чёрной горе и «Фреска с покойником» из пещеры Laskaux. Статья не опубликована.
6. Быструшкин К.К. Мегалитический комплекс Ахуново или «Башкирский Стоунхендж». Статья опубликована.
7. Быструшкин К.К. Писаницы Якутии с космологической точки зрения. (К вопросу о целостном прочтении пиктографического «текста»). Статья не опубликована.
8. Быструшкин К.К. К вопросу об абсолютной датировке и калиброванном углероде для памятников эпохи бронзы Южного Урала. Статья не опубликована.
9. Быструшкин К.К. Древние святилища и обсерватории (организованное пространство земного космоса). Статья не опубликована.
10. Быструшкин К.К. Звёздные врата Аркаима (пригоризонтная обсерватория). Статья не опубликована.

Бесплодность многолетних отношений с советской исторической наукой вынуждает автора отказаться от жанра научной литературы. Исследовательский материал, имеющий общечеловеческую духовную ценность, и мощный мировоззренческий потенциал, следует адресовать самой широкой культурной общественности и оформлять в другом жанре — в жанре мировоззренческой литературы.

Часть II. Дранг нах остен

Решение «арийской проблемы» начинается с космологического анализа священных текстов индоевропейских народов. Одних греческих текстов для этого недостаточно. Но начинать нужно с них. Греческие мифологические источники содержат великолепный материал, который позволяет создать важнейший инструмент исследования: реконструировать эволюцию мировоззрения людей за период от 26 тыс. лет назад до эпохи Аркаима — 5 тыс. лет назад. Без этого инструмента невозможно дешифрировать тексты «Авесты», «Шахнаме», «Бундахишна», «Махабхараты», «Рамаяны», «Ригведы», «Старшей Эдды» и других индоевропейских эпосов, священных преданий, мифов и волшебных сказок.

В ходе исследования в первую очередь должна быть решена проблема исторической географии в священных текстах иранских ариев. Однако современному человеку незнакомы древние духовные ценности и сложнейшие космологические мировоззрения ариев — многие сотни лет их история находится в полном забвении. Потеряны не только великие имена и священные названия, но полностью утрачен и сам язык мифологических аллегорий.

Проблема состоит даже не в полном отсутствии методов научного исследования древних святынь, а в невозможности передать современным людям результаты этих поисков. Научный язык, на котором общаются между собой историки, совершенно не годится для описания сложнейших духовных ценностей и магических действий космического масштаба. Понятийный аппарат и язык новых научных дисциплин тоже непривычен современному читателю, и в необходимой степени ещё не развит. Одно только это обстоятельство может вызвать неприязнь к новым идеям и аллергическую реакцию на важнейшую информацию.

Чтобы преодолеть такое затруднение, от читателя потребуется терпение, доброжелательность и вдумчивое проникновение в суть дела. На длительное и подробное обучение здесь и сейчас нет места и времени. Сложный и концентрированный текст предназначен единомышленникам. Вот этот текст.

1. Священная география ариев.

Опознание древней арийской священной горы Хара Бэрэзаити как уральского хребта Уралтау, а горы Хукарья (Мануш) как южно-уральской горы Иремельтау, открывает путь к однозначному пониманию священной реки ариев Ранхи как Волги (угорская Итиль). Но Волги, берущей начало не на Валдайской возвышенности, а на Южном Урале, в истоках реки Белая, у подножия Иремельтау. Башкиры называют реку Белую Агиделью (Ак Итиль).

Река Даитья (греческая Даикси, латинская Даикс) в этом случае легко сопоставляется с Яиком (современная река Урал), берущем начало в том же месте. Здесь же находятся истоки рек Ай (древний исток Кара Итиль), реки Уй (древний исток Тобола) и реки Миасс (древний исток реки Исети). Совокупно область истоков соответствует арийскому понятию Ардви, а весь район вокруг горы Иремель следует понимать как Гаронмана — арийский Рай.

Вместе с тем, получает объяснение название горы Эльбрус на Кавказе и хребта Эльборз в Иране. Давно понятно, что названия Эль—Брус, как и Эль—Борз, происходят от арийского термина «бэрэз» со значением «высокий» или «блестящий». Но почему именно эти горы названы священными именами? Ответить на этот вопрос можно только с позиций космологического мировоззрения и с употреблением технологии исторической геодезии.

Нужно геодезическим способом соединить двухвершинную гору Иремель (самая высокая гора на священном хребте Уралтау) с двухвершинным Эльбрусом (самая высокая гора в Кавказском хребте; Кавказ по-арийски — «Блестящий лёд») и двухвершинной горой Низвар на хребте Эльборз. Полученный геодезический треугольник окажется строго прямоугольным с углом при Эльбрусе 90° 00′ 15’’.

Момент истины возникает лишь после того, как выясняется, что гора Иремель соответствует голове Дракона (звезда «бета» Дракона) в большой астрономо-геодезической системе Урала. Гора Эльбрус соответствует голове Змеедевы (звезда «гамма» Малой Медведицы) в большой астрономо-геодезической системе Кавказа, а гора Низвар — голове Дракона (звезда «бета») в малой системе северного Ирана.

В геодезическом пространстве создаётся впечатление, что уральский Дракон и кавказская Змеедева вступили в интимные геодезические отношения, и Змеедева в пределах своей системы (в своём зодиакальном созвездии Овен) родила сына — змея. Мало того, кавказский Дракон, как законный супруг кавказской же Змеедевы, явно не был отцом ребёнка, но отнёсся к малышу, как к родному. В этом месте у христианина должна возникнуть ассоциация со Святым Семейством: Мария, Иосиф и младенец Иисус. Богоматерь и непорочное зачатие от Духа Святого. Теперь уже можно догадаться, что это глубоко скрытый за высокими технологиями, то есть по-настоящему эзотерический, и исходный образ Троицы: Бог Отец, Богиня Мать и Бог Сын. Гад, Гадюка и Гадёныш. При этом слово Бог относится к образу созвездия Дракон. К такому «кощунству» тоже ещё нужно долго привыкать! Ибо бог-то здесь — христианский. Нет сомнений так же и в том, что речь идёт об арийских древностях на севере Евразии, а вовсе не о семитских легендах Ближнего Востока.

Такие результаты придают исследованию оптимизм и бодрость духа. Дальнейшее употребление космологического анализа к священным текстам иранских ариев приводит к неизбежной локализации их главной святыни, называемой Арианам Вайджа, на Южном Урале. Вместе с тем, ещё один важнейший мифологический объект «Вара царя Йимы» отождествляется с одной из геодезических структур «страны городов», а гора Чикат Даитья, на которой расположен мост Чинват (мост, ведущий в Рай), с горой Чекой на реке Яике (Даитье). Семь вершин Чеки видны на западном горизонте Аркаима.

В астрономических аллегориях иранского мифа открылось много неожиданного. В частности, верховный бог зороастрийского пантеона Ахура Мазда оказался образом полярного Дракона (Бог Отец арийской Троицы), а его противник и брат близнец Ангро Манью — богом прецессии и Полюсом Мира. Царь Йима предстаёт как созвездие Волопас, а его противник и убийца, трёхголовый змей Ажи Дахака — как зодиакальное созвездие Дева. После реконструкций иранского мировоззрения легче согласиться с тем, что слово «Аркаим» имеет значение «малое небо царя Йимы» (от арийского выражения «Арка Йима»). Соответствия иранских текстов и реальностей Страны Городов носит множественный и тотальный характер.

Предложенная технология исследований позволяет в полном объёме дешифрировать и такое явление иранской мифологии как священные династии: Парадата, Кавии и Спитамиды. Все персонажи оказываются небесными созвездиями и отдельными звёздами. Особенно важна идентификация рода Спитамы с созвездием Дракон, а Заратуштры со звездой «каппа» Дракона. Это даёт возможность датировать время жизни пророка с 1300 по 1223 гг. до н.э., и понимать реальную основу арийской периодизации истории Вселенной. В частности, смысл события «Йах» (арийский Армагеддон) и трёх последовательно приходящих Саошьянтов (Спасителей). Йах датируется 2000 г. нашей эры. «Конец света» в других мифологиях имеет ту же датировку.

Особое место в иранском мировоззрении занимают так называемые каршвары — географические части Вселенной, числом семь. Боги и люди (арии) обитают лишь на центральном каршваре, называемом Хванирата («Середина»). Другие шесть частей мира либо вовсе необитаемы, либо становятся прибежищем демонов, сбежавших с Хванираты после испытания пророка Заратуштры. В космологическом мировоззрении каршвары являются земной проекцией небесных островов, а географическая Хванирата оказывается проекцией центрального небесного Материка в астрономо-геодезическую систему Урала. В неё входит весь Южный Урал с сопредельными территориями. Эта уральская Хванирата является Серединой мифологического мира индоевропейцев и играет особую роль не только в мировоззрении иранцев, но и в опознании важнейших объектов священной географии германцев, китайцев, угров и индийских ариев.

2. Шамбала

В отличие от иранцев, индийские арии имели полярно противоположные оценки персонажей и святынь общей мифологии. Они считали асуров (в их числе Асура Медхира, то есть, иранский Ахура Мазда) демонами, а дэвов (иранских демонов — дайвов) называли добрыми богами. Сейчас уже никто толком не знает причины мировоззренческого раскола в древнем арийском мире. В астрономических аллегориях на поверхности индийской мифологии нет ответов на основные вопросы об исторической судьбе этого народа и об эволюции их мировоззрения. Однако в самом сердце «Махабхараты», в её архаических космологических текстах, хранятся закодированные языком аллегорий предания о великих деяниях и трагической судьбе предков в Северной Евразии. Самые интересные объекты Великого Наследия населены демонами дайтьями, данавами, калакейцами и ниватакавачами. Все они локализуются на Южном Урале. Арийская Хванирата в индийском эпосе называется многими именами: Джамбудвипа («Золотой Остров»), Патала («Небесная земля, опущенная под землю»), Нагалока («Змеиная страна»), Нарака («Место, где живут люди» или Ад), Хираньяпура «Золотой город», страна ста городов демона Шамбары, страна демона Валы, и т.д.

Особенно важно отождествление Страны Городов со страной демона Шамбары. В другом варианте индийского наследия (Калачакратантра) главный мифологический объект называется страной Шамбалой. В этой мифологической Шамбале, в её столице Агарти, согласно преданию, хранится святыня Востока, называемая Мандалой. Там же находится и камень Чинтамани. В Мандале содержатся все знания о принципах устройства мира и ключи к власти над Вселенной, а в камне Чинтамани — сила для достижения этой цели. Теперь есть все основания считать Аркаим Мандалой Вселенной, а Страну Городов единственной исторически достоверной Шамбалой. Но кому сейчас нужна ещё одна Шамбала, даже если она и настоящая?

3. Исторический сценарий

Новый метод даёт уникальную возможность понять прошлое людей: одновременно все результаты космологического анализа мифологических текстов греков, кельтов, германцев, балтов, славян, индийских и иранских ариев могут быть сопоставлены со всей известной археологией Старого Света. При этом найдётся лишь одно соответствие, дающее объяснение сценарию истории ариев и эволюции сопряжённых астрономо-геодезических систем Кавказа и Урала. Оказалось, что историю ариев (и индоевропейцев в целом) можно рассматривать одновременно в современной археологии, в аллегорической мифологии и в исторической геодезии.

Выяснилось, что большая часть исторической жизни ариев протекала на юге Восточной Европы, а так же в Зауралье, в Западной Сибири, Казахстане, в Минусинском крае, в Саянах, на Алтае и в Средней Азии или, говоря короче, в Срединном Регионе. Неслучайно именно это место на Земле американские спецслужбы называют Heartland. «Кто владеет „Сердцем Земли“, тот владеет Миром».

Основные события арийской истории происходили в духовной сфере, где формировались мировоззренческие мотивы и принимались геополитические решения, влияющие на судьбы мира. Эти действия и события не оставили явных материальных следов, которые могут заметить и исследовать археологи. Однако исполнение решений имело беспрецедентный географический и временной размах. Тривиальными бытовыми причинами такие события объяснить не удастся.

Культура ариев уходит корнями в таинственные духовные глубины каменного века Северной Евразии. Арии приняли от народа-предка (от легендарных аев, или аигов) мировоззренческие итоги «неолитической революции» и «золотого века» космологии. При этом арии, как и аи, оставались солнцепоклонниками и союзниками полярного Дракона. Они наследовали священную географию предков, сосредоточенную в проекциях созвездий в системе Кавказа: проекции Волопаса (Северное Причерноморие, Северное Приазовье и акватория Азовского моря), проекции Северной Короны (Донбасс), проекции Геркулеса (бассейн Дона) и проекции Дракона (Калмыкия, Дагестан, Чечня, Ставропольский Край).

В южной части кавказской Ойкумены в это время обитали прахаттские (преимущественно в Малой Азии) и прахурритские (преимущественно в Закавказье) племена культур эпохи ранней и средней бронзы. Из этой среды вышли известные шумеры и создали первую цивилизацию планеты Земля в междуречье Тигра и Евфрата. Южные народы не были солнцепоклонниками, но, напротив, поклонялись богу прецессии, громовержцу и драконоборцу.

Граница между двумя полярными мировоззрениями проходила по Кавказскому хребту. Население юга и севера астрономо-геодезической системы имело полярно противоположные отношения к главным ценностям Вселенной. Жречество обоих частей кавказской Ойкумены внимательно следило за небесными событиями и поведением идеологического противника.

На небе в это время назревал вселенский конфликт, готовый в любой момент перейти в рукопашный поединок космического Добра с космическим Злом — Полюс Мира приближается к «сердцу Дракона» — звезде Тубан. Для северных ариев полярный Дракон был Богом Отцом, воплощением Добра и Спасителем мира, а для южных хаттов и хурритов — этот же Дракон представлялся в качестве «Князя Холода и Тьмы». С ним боролся великий бог прецессии по имени Тешуб, тайный дух которого сосредоточен в Полюсе Мира. Во время сближения Полюса Мира со звездой Тубан, в северных предгорьях Кавказа формируется яркая и мощная Майкопская археологическая культура, а с противоположной стороны хребта складывается великолепная куро-аракская культура, распространяющая своё влияние до Палестины.

Примерно к 3400 г. до н.э. в маныч-калмыцких степях начинается формирование ранней катакомбной культуры. Затем эта культура стремительно распространяется по Северному Кавказу, в Крыму, в бассейне Дона, Северского Донца, Нижнего Днепра по всему Северному Причерноморью и Приазовью. Главные центры «катакомбников» обнаружены в бассейне реки Молочной, в Присивашье и Поингулье. Распространение катакомбной культуры на территории, занятые ранее ямными племенами, сопровождалось военными действиями — в могилах той эпохи многие покойники имеют следы смерти от ран. Катакомбники господствовали в южнорусских и украинских степях около 500 лет. Что скрывается за этими археологическими и географическими названиями? Каков духовный смысл событий на юге Восточной Европы в эпоху бронзы?

4. Момент истины

Космологический анализ мифологии и объектов исторической геодезии даёт ясное представление об этом предмете, и позволяет обнаружить самое грандиозное и единственное в своём роде явление человеческой культуры, которое оказало определяющее влияние на весь последующий ход истории людей на планете Земля. Место феномена определяется однозначно: Восточная Европа и Срединный Регион (Урал, Сибирь, Алтай, Саяны, Средняя Азия, Казахстан). Впрочем, великая история начиналась скромно.

Катакомбная культура оказалась археологическим следствием драконоборческой ереси, развивающейся в арийском мире солнцепоклонников. Распространение этой культуры сопровождалось жестокой гражданской войной. Арии, обитавшие на территории нынешнего Дагестана и Калмыкии, «заразились» чужеродным мировоззрением от мигрантов из драконоборческого Закавказья. Богом арийских еретиков становится драконоборец и громовержец Индра, бывший до этого мирным образом созвездия Волопас. Весьма важно, что район формирования ранней катакомбной культуры точно совпадает с проекцией головы полярного Дракона в кавказскую астрономо-геодезическую систему.

Контроль над этой территорией был несбыточной мечтой южных драконоборцев. Мечта сбылась, однако нейтрализовать такое гигантское «сверхъестественное» существо как Дракон, собственными силами арийские ересиархи не могли. Для решения этой проблемы они мобилизовали не менее мощные космические силы: точку летнего солнцестояния и проекцию небесного Льва из астрономо-геодезической системы Урала. Этот Лев проецируется на побережье и акваторию Каспийского моря от дельты Волги до Аграханского полуострова. Жрецы — драконоборцы добавили к образу Льва длинные журавлиные ноги и когти орла. Этими новыми химерными лапами уральский Лев мог захватывать голову и шею кавказского Дракона.

Очень важно, что голова кавказского Дракона лежит на уральской эклиптике — таковы особенности сопряжения двух больших систем. Как раз в описываемое время точка летнего солнцестояния двигалась по эклиптике в пределах головы Дракона. Вход точки лета в пределы созвездия в индоевропейской космологии имеет важный смысл, и обозначается аллегорией приобретения Фарна, то есть небесной власти. Точка входа определяется однозначно и точно и позволяет датировать событие магической коронации кавказского Дракона 2972 г до н.э. — год «магического» эксцентриситета (значение 1/54). Полюс Мира соединился со звездой Тубан («сердце Дракона») через 200 лет — в 2770 г до н.э. Та же дата выставлена на прецессионных календарях Аркаима и Страны городов, как дата «пуска в эксплуатацию» этих загадочных сооружений. При этом угол оси солнцестояний относительно начала отсчёта долгот в Вечном Зодиаке составлял 66,6°. Одновременно летняя полуось пересекала середину треугольника (звёзды β, δ и θ) на крупе звёздного Льва. Драконоборцы нейтрализовали кавказского Дракона с помощью уральской системы. Более того, выход точки лета из головы Дракона и, одновременно, пересечение кавказского меридиана в 2500 г. до н.э., было перетолковано как отрезание головы змея небесным мечом. Химеризованный уральский Лев оказался арийским апокалиптическим зверем с «числом зверя 666», а гражданская война в арийском мире — праобразом Армагеддона.

Получив мировоззренческую санкцию и ресурсы закавказских единоверцев, арийские драконоборцы устремились к главным святыням северо-западного квадранта системы Кавказа. В первую очередь, их интересовала проекция верховного божества Индры — Волопаса и его главного оружия ваджры — Северной Короны. Именно в этих местах Приазовья и Причерноморья найдены столичные центры катакомбников. Однако успех драконоборцев не был всеобщим и полным.

Арии—солнцепоклонники, обитавшие в лесостепи, сумели мобилизоваться перед лицом смертельной опасности и сохранили свой духовный суверенитет — религию и святыни своих предков. Но особенно жёсткое противодействие катакомбники встретили в Поволжье — правоверные арии не пустили еретиков на территории, примыкающие к проекциям уральского Волопаса и уральских полярных Драконов. Очень сложно и неоднозначно складывались отношения идеологических противников в бассейне Дона, где соединились проекции кавказского Геркулеса и уральского трёхголового дракона по имени Ажи Дахака (зодиакальная Дева).

5. Сокровенная тайна Страны Городов

В районах, свободных от драконоборческой ереси, арийское жречество, вступив в союзнические отношения с единоверными лесными уграми, выработало свой план помощи небесному Дракону и спасения Вселенной от «конца света». Они уже получили сведения о грандиозной акции драконоборцев, направленной против уральского полярного Дракона — о магической экспедиции по маршруту уральской эклиптики от точки весны через точку зимы до точки осени против часовой стрелки. При этом планировалась атака проекции уральского Дракона по меридиану с южной стороны и по параллели с восточной стороны.

Такой план не был авантюрой или примитивной дезинформацией. Северные арии знали, что по этому пути, то есть, обогнув Каспийское море (море Воурукаша) с юга, и, устремившись на северо-восток через междуречье Амударьи и Сырдарьи вдоль северных предгорий Памира и Тянь-Шаня, вот уже около тысячи лет уходят с Северного Кавказа арийские племена. Они благополучно достигают богатых рудами гор и благодатной земли в бассейнах больших рек. Солнцепоклонники не имели возможности предотвратить этот страшный Drang nach Osten, но смогли найти решение в виде симметричного магического ответа.

Спасти уральского Дракона от магической гибели в складывающейся ситуации можно было только одним способом: нужно было освободить его дух из земного плена, чтобы он мог подняться на небо и соединиться со звёздным Драконом. Тогда магический удар драконоборцев не достигнет своей земной цели. В этом состояла последняя возможность спасти Вселенную от «конца света», поскольку кавказский Дракон уже не мог подняться в небо и вступить в поединок с всесильным богом прецессии. Чтобы понять о каком боге-противнике идёт речь, нужно ближе познакомиться с образом греческого Зевса, иранского Ахримана, германского Локи или индийского Шивы.

Драконоборцы тоже понимали магическое убийство уральского Дракона как последнюю возможность спасти Вселенную от «конца света». Арийский мир раскололся надвое. Всё самое лучшее и жизнеспособное в обеих частях сконцентрировалось в двух экспедициях. Одна экспедиция направилась в дальний поход по левому кругу уральской эклиптики, а другая — коротким маршем в Южное Зауралье — в центр уральской системы. У северной экспедиции было небольшое преимущество во времени — путь оказался в десять раз короче, а маршрут пролегал по территории угров — стратегических союзников и единоверцев.

Основная задача экспедиции состояла в исполнении ритуала проводов покойника над телом подземного Дракона (Уральского Полоза) или Бога Отца. Нужно было создать магические «петли Варуны», фиксирующие тело змея в «позе эмбриона» или в «позе адорации». Звёздный Дракон и его земные проекции всегда находятся в этой позе, да и сама поза покойника, наоборот, имитирует фигуру звёздного змея. Участникам экспедиции осталось только накинуть геодезические петли и завязать магические узлы.

Самая сложная часть предприятия — конструирование узлов геодезической системы и выбор места для их строительства. Обе задачи лежат в области высоких технологий и не могут быть решены без информационного обеспечения, источник которого находился за пределами человеческой культуры. Обе задачи получили удивительно точное решение. Программа была выполнена! Именно эти сооружения археологи принимают за «городища» Страны Городов.

В конструкции «городищ» Аркаим и Синташта сконцентрирована вся мировоззренческая мудрость и космологические знания ариев и их предков аев, накопленные за многие тысячелетия их истории, а также зафиксированы следы прямой деятельности высокотехнологичных сил, находящихся за пределами человеческой культуры. Страна городов — это подлинная «зона палеоконтакта».

Арии—солнцепоклонники успели исполнить свой план. Более того, они сожгли использованные сооружения, чтобы не оставить идеологическому противнику, в случае проникновения его в заповедный район арийского и угорского жречества, шанса манипулировать созданным инструментом. За полтораста лет жизни в Зауралье в режиме ожидания противника, северные арии продвинулись в восточном и южном направлении и заполнили уральскую Хванирату, выставив боевые посты на наиболее вероятных направлениях атаки. Солнцепоклонники совершили великий духовный подвиг.

6. Этапы большого пути

Длительная миграция на большие расстояния сопровождается процессом сепарации — «тяжёлые фракции» идут медленно и отстают от подвижных групп населения, например, боевых дружин, состоящих из молодых мужчин.

Первые отряды драконоборцев, появившиеся в предгорьях Алтая и в Минусинском Крае, вступили в отношения с ариями-солнцепоклонниками, обитавшими здесь уже более 500 лет (Афанасьевская археологическая культура). Эти отношения были сложными и оставили мало археологических следов. Они закончились выселением большей части восточных солнцепоклонников в Центральную Азию. Переселенцы достигли и Китая, принеся туда важные основы культуры. В Поднебесной тоже обнаруживается своя астрономо-геодезические системы, среди которых система с центром в окрестностях Аньяна (Иньсюй) и с радиусом эклиптики 688,5 км. Китайцы всегда были последовательными поклонниками полярного Дракона по имени Хуан Лун.

Вторая волна переселенцев относилась уже к эпохе «катакомбной» гражданской войны. Духовная сила этого отряда была огромна. Они посвятили в свою веру не только малочисленные остатки ариев предыдущих переселений, но и многочисленных монголоидных аборигенов, внедрив в их мировоззрение образы «апокалиптического зверя 666» и идеи спасения мира от «конца света». Сформировав из аборигенов и пришлых ариев боевые отряды, драконоборческое жречество устремилось на запад, торопясь исполнить заветы великих предков. В археологии эта группа драконоборцев называется «сейминско-турбинским феноменом». Их отличают великолепное оружие, инструменты и украшения, отлитые из оловянистых бронз. Олово добывалось в Алтайских горах.

Встретив в Ишимско-Иртышском междуречье передовые отряды ариев—солнцепоклонников, носители «сейминско-турбинских бронз» предприняли маневр обхода опасного района с севера. Они вошли в лесную зону, неконтролируемую северной экспедицией ариев, и благополучно перевалили через хребты Урала. Случилось это в самый критический момент поединка космического Добра и Зла, когда Полюс Мира соединялся со звездой Тубан. В Европе драконоборцы стремительно продвинулись в Волжско — Окское междуречье и быстро достигли Балтики и Карелии. Другая их часть проникла в бассейн Днепра и оттуда вторглась в Центральную и Западную Европу. В мифологии этих народов тоже обнаруживаются узнаваемые свидетельства бурной исторической жизни.

Следовавшая за носителями «сейминско-турбинского феномена» многочисленная группа арийских драконоборческих племён, заняла Минусинскую котловину и степные верховья Оби и Иртыша, распространяя повсюду новое оружие и новое мировоззрение. Археологическое наименование следов их пребывания в этих краях — Андроновская КИО.

Медленно продвигаясь на запад, пришельцы встретили в верховьях Ишима форпосты солнцепоклонников, и, следуя примеру предшественников, осуществили маневр обхода с севера. Но на этот раз драконоборческое жречество, избежав военного конфликта на восточной границе Хванираты, изменило тактику и вступило в мирный контакт с идеологическим противником.

Война уже не имела смысла, и некогда непримиримые противники договорились. К этому времени Полюс Мира уже заметно удалился от «сердца Дракона», события «конца света» удалось избежать (обе стороны считали это своей заслугой!), и перенести его на 4,5 тысячи лет в будущее. Началась «эра смешения». Нужно было учиться жить и побеждать в новых условиях неустранимого и постоянного контакта с идеологическим противником.

Две разделившиеся части некогда единого арийского мира, сосредоточив в себе гигантский духовный потенциал и богатейший опыт скитаний, вновь соединились на небольшой территории Южного Зауралья и Урало-Казахстанских степей. Этот беспрецедентный процесс высвободил колоссальную духовную энергию, служившую ранее исполнению геополитической сверхзадачи спасения Вселенной от «конца света». Взрыв при контакте был бы неминуем, если бы здесь и тогда не было «третьего элемента» — древних угров, сыгравших роль замедлителя цепной реакции. В результате в этом месте и в это время родились огромные по объёму и мощности духа мировоззренческие комплексы, впоследствии положенные в основу выдающихся литературно-художественных и религиозно-философских произведений индоевропейской культуры. Речь идёт об индийских эпосах «Махабхарата» и «Рамаяна», об иранских «Авесте» и «Шахнаме», о германской «Эдде» и греческо — еврейском «Ветхом Завете» и т.д. Этот же потенциал рассеялся по бесчисленным волшебным сказкам, преданиям и мелким фольклорным произведениям индоевропейских и финно-угорских народов. Мировоззренческие следы и следствия этого колоссального духовного процесса распространились по всему миру и сейчас находятся всюду в Старом Свете.

«Уральское смешение» ариев длилось исторически недолго. Северная часть нового арийского массива, где арии солнцепоклонники смешивались с ариями драконоборцами, двинулась на запад по следам носителей «сейминско-турбинских бронз». Их миграция привела к естественной сепарации и разделению на три части.

Драконоборцы, исполнив завет предков, получили в качестве «земли обетованной» Западный Мир и большую геодезическую систему Европы. Запад он потому и Запад, что находится к западу от Середины. А вот Середина Мира расположена на Южном Урале. Главные святыни индоевропейцев — это уральская недвижимость.

Предки германцев сохранили подробные и точные сведения об южно-уральской Стране Городов в образе страны богов, называемой Асгард. Асгард — объект солнцепоклонников, хотя германцы-язычники явные драконоборцы. В этом и заключается эффект смешения арийского населения с разным мировоззрением. Германская мифология могла приобрести такие свойства только при «уральском смешении», проходившем к северу от Страны Городов. Дерзкие идеи маргинальных уральских археологов получают неустранимую поддержку индоевропейской мифологии и загадочного феномена исторической геодезии.

Потомки строителей Страны Городов, занимавшие южные степные районы, находились в тесных отношениях с родственным населением Средней Азии южнее Аральского моря. Здесь проходит южная часть меридиана уральской системы. Они передали эстафету солнечной религии древних ариев и мировоззренческие творения великих учителей, строивших Страну Городов, на юг Средней Азии и в Северный Иран, что привело к рождению первой монотеистической религии огнепоклонников — зороастрийцев. Зороастризм оказал огромное влияние на последующие религии и культуры. Религия ариев-мидийцев опиралась на геодезические структуры Северного Ирана с проекцией Дракона — Сына Божьего.

Восточная часть арийского массива стала носителем индоарийской традиции. Эти арии оставили на сибирской земле археологические следы, завершающие андроновскую линию развития культур бронзового века. Они не только распространились в южном направлении и стали первыми кочевниками в Великой Степи, но и унесли предания предков в драконоборческую арийскую Индию. Там в Индии тоже обнаружена своя астрономо-геодезическая система с центром на поле Куру и с радиусом эклиптики 648 км.

Эта грандиозная арийская история лежит ещё и в основе многих сюжетов Ветхого Завета. Но библейский текст детально и тщательно адаптирован к условиям Ближнего Востока. Исследователи не знают истории северных ариев, и не могут опознать в библейских израильтянах и иудеях (эти названия частей еврейского народа, по результатам изысканий Н.А. Морозова, буквально переводится как «Богоборцы» и «Богославцы», смотрите так же Библия, Бытие, глава 32) северных драконоборцев и солнцепоклонников. Все забыли, что верховный небесный бог это полярный Дракон. Для одних он стал Богом Отцом и богом Мудрости, для других — Сатаной и Диаволом, для третьих он Христос Спаситель, для четвёртых — змий под копьём Георгия Победоносца. Всё смешалось и перепуталось в индоевропейских головах ещё во времена уральского смешения и ещё в эпоху бронзы.

Нужны глубокие и обширные исследования неизвестного и грандиозного прошлого. Нужно время, чтобы привыкнуть к потрясающим результатам исследования, а, привыкнув, начать, наконец, выбираться из тьмы материалистического невежества и бытового примитивизма, к свету духовности и исполнению великого назначения рода человеческого. Пришло время ощущать себя народом богов.

Нет сомнений в том, что главные и основополагающие части глобальной системы исторической геодезии располагаются в Северной Евразии и на территории России, и, следовательно, главные события истории людей во все времена разворачивались в этих районах. Можно надеяться, что в обозримом будущем принципиальных изменений в открывшихся обстоятельствах не произойдёт.

Часть III. Мировоззрение

«Некоторые думают, что практика — критерий истины. Это верно до известного предела, то есть в границах практики. Да никакой там истины и нет! Там сама практика только и есть, и её одной вполне достаточно. Даже сомнений не возникает. Истина в пределах практики — это очень дешёвая и скучная философская идея. В сущности, тупая идея. И всякий, кто пытался искать истину, знает, истина находится за пределами практики. Недоступная и драгоценная истина всегда где-то рядом»...

«Послание к бомжам», пятница, вечер, 28 в. до н.э.

1. Гуманитарная догма

Гуманитарные (общественные или социальные) науки традиционно противопоставляются естественным и точным наукам. Однако основой мировоззрения человека любого общества является гуманитарная картина мира, которая представляет собой синкретичное единство картины природы, картины социума и картины личности. Так трактуют этот вопрос современные философы.

Этот гигантский гуманитарный феномен даже опытному естествоиспытателю кажется необъятным, бездонным и непостижимым. Гуманитарная картина мира создана трудами многих тысяч талантливых мыслителей и имеет столь чудовищно большую духовную массу, что может быть уподоблена «чёрной дыре» современной космологии. Из поля тяготения такой «чёрной дыры» не может вырваться даже свет. Как же маленький отдельный человек может противостоять колоссу европейской культуры?! Как, рождаясь в ней, он может быть самостоятельным и независимым от неё? Как он может вырваться из её духовного плена? И если вдруг такое случится, то не всякий самостоятельный исследователь может попасть в оригинальные обстоятельства, и выйти на уникальную точку зрения, с которой можно заметить удивительное свойство колосса — его глиняные ноги. Вся эта махина и мощь имеет маленький, слабенький и довольно молоденький корешок.

Речь идёт вот о чём. В основе гуманитарной картины лежит представление о природе человека, о природе человеческого разума, о природе языка и культуры. Без разума, языка и культуры человека нет. Это понимает каждый, у кого они есть. Такая природа обозрима и осознаётся гуманитарными мыслителями. Тема оснащена терминами и определениями, легко обнаруживается в учебниках и справочниках. Здесь странно лишь то, что никто не предаёт предмету особого значения, не признаёт его экстраординарных свойств. Все, кто об этом пишет, и уж, тем более, те, кто читает, относятся к нему как естественному и само собой разумеющемуся.

Говоря коротко и просто: обнаруживается фундаментальная гуманитарная догма. Она звучит так: источник разума, языка и культуры человека есть древний фольклор. Неожиданно, не правда ли? Но это факт! Фольклор же это «народное творчество». С другой стороны границы фольклора находятся все разнообразные профессиональные виды деятельности. Фольклор — непрофессиональная творческая деятельность. Непрофессиональная деятельность и профессиональная деятельность. Альтернатива.

Древние народы, в соответствие с фундаментальной догмой, теперь уже исторической науки, все силы и время тратили на добычу пищи и добывание средств к существованию, поскольку могущественный и простой первобытный базис не позволял надстройке быть заметно развитой и сложной. Ибо прогресс! А он ещё не наступил. Фольклорное творчество возможно лишь в короткие часы отдыха и праздника. Праздность, видите ли, мать культуры. Есть даже конкретное решение задачи о том, как функционирует фольклорный источник разума, языка и культуры. Например, выдающийся русский филолог 19 века Александр Николаевич Веселовский понимал основные черты первобытной поэзии как синкретизм, хоровое начало и связь с народным обрядом. Иначе говоря, хоровое пение с пантомимой и танцами, вот процесс, рождающий разум, язык и культуру. Начало же этому изумительному гуманитарному процессу положили братья Гримм, и случилось это в Германии в конце 18 в — начале 19 в. Слово «фольклор» впервые было произнесено лишь в 1842 г.

Вся квинтэссенция гуманитарного мировоззрения состоит в ощущении превосходства образованного и культурного горожанина (цивилизация — это не более чем «городская жизнь») над необразованным и диким, да ещё и древним (то есть диким вдвойне), сельским жителем. Профессионал имеет огромное преимущество перед непрофессионалом. Он его может исследовать. Ибо сложное может исследовать простое. Но наоборот — никогда! Простому следует учиться у сложного. Чтобы самому стать сложнее. Нужно ли в этом случае выяснять, что первично: догма или чувство превосходства?

В течение последних 200 лет, когда рождалось, развивалось и созревало современное гуманитарное мировоззрение, вместе с ним, и в теснейшей связи с ним, создавалась и все другие современные гуманитарные науки. В основе истории, социологии, лингвистики, филологии, культурологи, педагогики, психологии, философии, этнографии, экономики и всех иных гуманитарных (общественных) наук, несомненно, лежит всё та же фундаментальная гуманитарная догма. В основе, в глубине всего этого профессионального «богатства» обнаруживается непрофессиональное и спонтанное народное творчество.

Памятник «Аркаим» на Южном Урале был найден случайно. Но случай, как учил нас Александр Сергеевич Пушкин,— есть «бог изобретатель». А этот случай — самый злой. Археологическое исследование «Аркаима» не содержало результатов, угрожающих фундаментальной гуманитарной догме, поскольку археологи это тоже гуманитарии. Они автоматически фильтруют вредную информацию. Однако в ту пору в СССР случилась «перестройка», и в надёжные ряды гуманитариев просочился ненадёжный естественник. А вот уже естественнонаучные исследования Аркаима привели к угрожающим последствиям. Угроза фундаментальной гуманитарной догме состоит в том, что инженерные измерения конструкции памятника эпохи средней бронзы обнаруживают высокий профессионализм его создателей в геометрии, геодезии, астрометрии, метрологии, в календаристике и в космологии. Положительные результаты исследование этих свойств памятника позволили создать новый метод, с помощью которого обнаруживается и исследуется не только Аркаим, но и огромный, очень сложный и ранее неизвестный исторический феномен. Более всего опасен как раз метод. Новый метод сильнее гуманитарного мировоззрения, он позволяет выйти за пределы духовного поля европейской христианской культуры, и освободиться от её деспотической власти. Освободиться от власти, а не от культуры.

Теперь выясняется, что разум, язык и культура возникают в высококвалифицированном, то есть, профессиональном, сословии людей. По хорошему их следует называть Мастерами. Но и это слово сейчас потеряло свой старый и высокий смысл. Мифология, ритуал, новые предметы, технические и технологические новации, выработанные профессиональным сословием, переходят из сакрального состояния в состояние общего пользования, то есть в народ, в процессе длительных многоступенчатых адаптаций, и становятся, в конце концов, народным бытом, бытовым языком, здравомыслием и, конечно же, фольклором. Гуманитарные науки познают феномен человеческой жизни лишь в её последней, самой поверхностной стадии, в самом простом состоянии. Духовное творчество квалифицированного сословия и адаптации их духовных продуктов различными группами населения этим наукам недоступны.

Гуманитарные адепты прямо запрещают проводить исследования такого рода и размышлять в этом направлении. Никто не имеет необходимой для исследования творческой деятельности профессиональных элитных групп адекватной профессиональной (естественнонаучной) квалификации. Получив такую квалификацию, исследователи перестанут быть гуманитариями. Но и естествознание не будет радо таким специалистам, ибо предмет исследования находится за пределами его компетенции. Всё давно поделено, и границы охраняются надёжно. И это — не случайный результат, а плод усилий многих поколений учёных. Европейская наука — это современная форма христианской религии. Точнее говоря — современная форма авраамических религий. А христианство всегда и во всём беспощадно и бескомпромиссно борется с язычеством. Профессионализм языческих жрецов не может быть признан гуманитарным (в сущности — христианским) мировоззрением. Эта тема не подлежит обсуждению. Какая здесь может быть астрономия, метрология, геометрия и календаристика?! Примитивным древним языческим народам позволителен только фольклор. Вот незыблемый принцип гуманитарного мировоззрения.

Слабенькое методологическое зрение гуманитарных наук всё же позволяет им видеть мир, но это изображение смутно и туманно. Недостатки зрения они компенсируют безудержной выдумкой с красивым названием «имагинация». Сотворённый в таких условиях мир чем-то, и совсем немного, похож на настоящий мир, но опознаётся он большей частью на ощупь, по запаху, или если очень близко поднести к глазам. Однако в мутном тумане гуманитарной картины мира просторно идеологическим миражам, призракам и галлюцинациям. В гуманитарном мире господствуют не знания, а убеждения. Даже естественные и точные науки в этом мире имеют чудовищные уродства и пороки, которые совершенно не замечают их богоподобные адепты. У суровых физиков и математиков душа имеет нежное, то есть гуманитарное, но значительно более примитивное, содержание. Ибо образование. И довольно среднее.

2. Природа человека

Прошлое на территории России было намного сложнее, интереснее, а, главное, ценнее, чем об этом пишут в учебниках истории. Следовательно, и представление о природе людей, которые творили эту историю, тоже должно коренным образом отличаться от классических гуманитарных догматов философии, психологии и социологии. Путь к новому представлению об истинной природе человека лежит через старое ключевое понятие, изредка именуемое мировоззрением. Цель достижима, но сначала нужно разобрать старые интеллектуальные завалы на пути к истине.

Сначала придётся обратиться к гуманитарной науке социологии, которая своим предметом считает всякие человеческие отношения. Отношений там полно, а вот мировоззрение ничтожно. И это не случайно. Сейчас никто не придаёт никакого значения такому бесполезному предмету как мировоззрение. Социум — вот главное. Общество важнее и понятнее общности. Семья и народ — пережитки старого. Социализация ценнее воспитания. Город мощнее и культурнее деревни.

Социология исследует отношения людей друг с другом и с сообществами. Никому нет дела до отношения человека с миром. Да и самого отношения почти нет. Большая редкость. Мировоззрение состоит из макрокосма (устройство большой Вселенной), микрокосма (устройство человека) и совокупности норматив отношений между ними — между космосами.

Однако европейская культура не единственная и не первая культура планеты Земля. Прежде были другие культуры, есть они и сейчас, — культуры с иным отношением к себе и к миру.

Чтобы понять весь феномен человеческой истории и европейской цивилизации, как его части, нужно освободиться от власти европейской культуры (от власти, а не от самой культуры!) и перестать навязывать её старые и потускневшие ценности и дряхлые догмы всем и всюду. Обнаружится много интересного и неожиданного.

Окажется что люди, семьи и народы (устаревшие общности) имели общую судьбу и устремления потому, что у них было мировоззрение, как модель отношения с миром. Они не просто созерцали мир, но и устраивали мир в своей душе, в семье и в народе, употребляя для этого высокие космические образцы. Общество же, в противовес этому, складывается на основе всего лишь одинаково направленных земных и актуальных личных интересов. Общество избегает отношений с миром.

Земная жизнь обязательно входила в древние мировоззрения, но никогда не занимала в них главенствующего положения. Бытовая жизнь всегда подчинялась космическим ценностям. Духовная жизнь народов имеет более полное содержание, чем меркантильная разумность европейских обществ.

Народ может пребывать как в состоянии этноса, так и в состоянии социума. Есть ещё и третье состояние — этнос в диаспоре. Но это отдельная песня. Этнос — историческая форма существования людей и мировоззрения, а вот социум — это исторический паразит, созданный европейской цивилизацией.

Личные интересы людей — это простой и сильный биологический фактор, обеспечивающий «роевые» свойства социума. В нём деспотически господствует биологическая природа людей (индивидуальная и стайная), более того — её самые примитивные, то есть буквально «скотские» формы.

Биологические потребности людей нужно делить на две разные части. К первой нужно относить индивидуальные потребности: потребности в пище, воздухе, тепле, сне, отдыхе, в игре, в фантазировании, внушении и самовнушении, размножении и прочее и многоликое. Во вторую части следует собрать стайные потребности, и, прежде всего, три великих стайных потребности: потребность в отношениях, потребность в общении, потребность в группе и высоком групповом статусе. Как раз вторую часть потребностей никто не считает биологическими. Этим предметом занимается социология и другие гуманитарные науки.

В сущности, поведение, обусловленное реализацией этих потребностей, должно быть отнесено к области биологии, в частности к области науки этологии — науки о поведении животных. Наиболее продуктивно сравнивать поведение людей с подобным поведением животных. Но здесь табу и страшный грех европейской христианской культуры. Интересно, что же останется для психологии, социологии, педагогики, экономики и истории, если выполнить это невыполнимое условие?

Примитивный эгоизм в социуме столь силён, что не позволяет его членам нормально размножаться — смертность в больших городах всегда выше рождаемости. Паразит поддерживает свою численность за счёт миграции из сельской местности, где обитают подавленные и деморализованные остатки этносов, обладающие жалкими пережитками старых мировоззрений. Именно эти следы сельской духовности у горожан первого и второго поколения создают видимость мировоззрения в социуме, то есть видимость духовной жизни в нём.

Понимая разницу между центральным и маргинальным, нужно поставить в самый центр обществоведения не общество и, даже не личность, а всего-навсего мелкий и забытый предмет — мировоззрение. Не слово, а предмет.

Мировоззрение есть только у людей. Может быть не у всех, но если есть, то только у них. У животных мировоззрения нет. Даже у человекообразных приматов, и даже в зачаточном состоянии. Орудиями труда пользуются не только люди, но и некоторые животные. У многих животных есть сложные сообщества, язык и, даже, культуры. Они объединяются и воюют, обучают и воспитывают своих детей, стремятся к высоким ступеням иерархии (делают карьеру), общаются, любят, ненавидят, горюют и радуются. А вот мировоззрения у животных нет. И уж если кому-то хочется понять человеческую природу, то начинать нужно с мировоззрения — вот оно главное и, в сущности, единственное отличие людей от других, ныне живущих, видов животных.

Не следует даже пытаться удовлетвориться существующими определениями мировоззрения — известные определения не могут быть инструментами исследования. Нужно самостоятельно найти границы этого предмета.

3. Душа и дух

Известно, что органы чувств переводят «воздействия внешних объектов» в электрические импульсы. Импульсы по нервным волокнам передаются в мозг. Нервные импульсы такого же рода поступают в мозг ещё из внутренних органов и тканей организма.

Специфические ощущения в сенсорах переводятся в универсальное состояние импульсов. Ощущение — это встреча сенсорных импульсов с импульсами памяти. В мозге ощущений нет — там электричество и биохимия. На основе универсальных импульсов мозг моделирует не только внешний мир, но и внутренний мир, а также осуществляет управление отношениями между этими двумя мирами. Подобные же функции выполняют мозги тех животных, у которых они есть.

Сейчас нельзя увлечься классификацией моделей в мозгу и процессами управления в нём. Нужно смириться с тем, что эта сложнейшая система моделей имеет актуальную природу. Она выполняет важнейшие функции — осуществляет текущую жизнь организмов. Потому что мозг — это часть организма, а не внешний объект.

Пассивное созерцание, как учил нас «сумрачный германский гений» из города Калининграда по фамилии Кант, не даёт информации о протяжённости, длительности, субстанциональности, причине, следствии, количестве и отношении в мире. Лишь активный интерес к миру обнаруживает в нём перечисленные свойства. Свойства создаёт наш мозг — это его функции. Он не обладает этими свойствами, а именно создаёт их. В электрических импульсах тоже нет прямой информации об этих свойствах среды. Активный интерес навязывает эти свойства моделям, но обладатели мозга, размышляя над этим предметом, приходят к выводу, будто они свойственны миру.

Мозг обрабатывает сигналы и упорядочивает их внутри себя (в памяти), придавая им свойства протяжённости, длительности, субстанциональности и причинности. Мозг не может иметь дела с самой внешней средой — он контактирует только с электрическими сигналами. Он не может иметь никакого «объективного» представления об этой среде, но, по необходимости, создаёт образы (модели) среды, с которыми удобно работать. Мозг исследует электрические импульсы, возникающие при контакте организма со средой, а не саму среду.

На электрическое множество универсальных сигналов можно наложить общие свойства, поместив их в единую систему координат или в общее фазовое пространство. Специфическое во всём разнообразие внешней среды такому воздействию не подчинится.

Сознание не является такой же функцией мозга. Современная медицина создала фундаментальный медицинский факт, который позволяет локализовать сознание. Фундаментальным фактом является потеря сознания во время наркоза. Наркоз блокирует сенсорный поток, но функции мозга не подавляются — они должны оставаться в норме, иначе это вызовет угрозу жизни. Сознание локализуется в сенсорном потоке. И оно не может ощущать свой мозг, то есть «иметь его в опыте». Собственный мозг является сознанию как априорный трансцендент.

Мистика, как одна из фундаментальных духовных практик человечества (наряду с мифом, наукой и бытовым здравомыслием), по самому определению есть отношение со сверхъестественными объектами и явлениями посредством озарения, откровения, экстаза, интуиции, медитации, транса, сна и иного «духовного опыта». Всё это — отношения сознания со своим мозгом. Современный мистицизм нечто иное — это подготовка сознания к неизбежности наркотизации, часть рынка наркотиков. У нормального человека его мозг это и есть его бог. Бог личного сознания неизбежно становится богом (или богами) общественной культуры на основе единой природы людей. Прежде чем понять бога Вселенной, нужно познать себя, или бога в себе. А это, даже при хорошем учителе, очень трудный и долгий процесс. К тому же сейчас таких учителей как раз и нет.

У «окружающей среды» тоже могут быть (и, несомненно, есть) перечисленные свойства. Однако прежде чем получить о них адекватные представления, нужно хорошо разобраться с соответствующими явлениями в инструменте исследования.

Следует предположить, что обозначенную выше совокупность моделей и программ мозга люди называют словом «душа». Можно даже сказать, что душа — это модель актуальной среды, сопряженная с эмоциями.

Эмоциональное переживание текущей жизни — первая сигнальная система. Выделение второй сигнальной системы на основе речи сильно изменило направление исследований и завело их в современный тупик. Речь не может быть продуктом биологической эволюции — в быту более эффективны другие виды коммуникаций. Язык — это мировоззренческая коммуникация, которая в ходе исторического времени перемещается в область быта (вместе с техническими и технологическими новациями), где подвергается разного рода адаптациям.

Эмоциональная жизнь очень развита у многих животных и базируется на нервно—гуморальном механизме регулирования гомеостаза внутренней среды. Особую роль играют гормоны. Согласование внешней и внутренней среды производится преимущественно управлением внутренней средой и работой мышечной ткани. Мышцы — самый эффективный способ воздействия мозга на внешнюю среду. С их помощью он перемещает организм в пространстве и активно действует на внешние предметы.

Душа есть у всех животных с мозгом. Но у всех животных есть ещё один древний орган взаимодействия внутренней и внешней среды — сердце. Сердце реагирует на изменения в среде даже тогда, когда мозга ещё нет, и у тех существ, у которых он крайне примитивен. Но эти свойства есть у всех, у кого есть сердце. Регулирование сердечной активности тоже сопряжено с нервно-гуморальными процессами и имеет сильную эмоциональную окраску.

В центре внимания жизни сердца и души оказывается оценка. Жизненно важная оценка: «плохо — хорошо» или, в более развитом случае, — «вредно — полезно».

В человеческой жизни «душевного переживания» очень много. К нему нужно относиться серьёзно. Следует считать, что человек содержит в себе биологическую природу не как атавизм в социальной природе, а как фундаментальную основу своего бытия. Эта основа всегда обнаруживается в быте. Жизнь в актуальном масштабе — это всегда быт. Быт животных и быт человека не имеют принципиального различия. И в каждом из существ, в их мозге, содержится система моделей и программное обеспечение этого быта. Управление на основе моделирования — приспособление к меняющимся бытовым условиям. Адаптация же к биосферным условиям осуществляется на генно-молекулярном уровне.

Животные обитают в экологической среде. Человек — это животное (конкретно — обезьяна), которое уже давно обитает в культурной среде. Откуда берётся эта культурная среда? Ясно, что её создают и воспроизводят люди. Но как? Как это случилось и началось?! Когда?

Животная природа людей великолепно адаптируется к любой природной среде — человек это космополитический вид. До недавнего времени, то есть до неолита, род человеческий жил в биосфере и по её законам, адаптировался к любым природным обстоятельствам, даже к экстремальной обстановке глобальных оледенений.

Превращение природной среды в культурную среду началось с «неолитической революции» — изобретения животноводства, растениеводства и домостроения. Случилось это около 9 тыс. лет назад. В это время экологическая среда планеты была в спокойном состоянии, катастроф или перемен большого масштаба не отмечалось, как не было кризисов и в человеческом быту.

Как же нормальный биологический вид вышел из режима биологического управления, при этом не погиб и не вернулся к норме? Вот здесь-то и проявляется вторая природа человека. Природа вовсе не биологическая и, следовательно, это не «душа», не система моделей внешней и внутренней среды, адаптирующая организм в быту. Здесь нечто иное. И это иное обнаруживается как мировоззрение.

Современные скудные мировоззрения тоже модели. Модели, обитающие в мозге. Вместе с другими древними и биологическими же (по природе) моделями быта. Но модели мировоззрения, в отличие от моделей быта, не актуальны. У них другой масштаб пространства, времени и объектов. Они моделируют большой мир — Вселенную, в то время как модели быта отражают актуальную среду. Человек ощущает модели мировоззрения как «дух», а не как «душу». Модели мира, как и модели быта, состоят из трёх блоков: макромир, микромир и блок нормативов отношений между мирами.

Мировоззрение не может возникнуть при ассоциации моделей быта. Психическое целое не возникает из отдельных элементов. Модели быта имеют земную природу. Земные объекты отличаются огромным разнообразием. Актуальные среды обитания имеют почти бесконечное множество особенных свойств, которые к тому же постоянно меняются, и к ним нужно приспосабливаться. Обобщение огромного набора сред и их особенностей не имеет собственного смысла и очень трудоёмко. Душа не может придти к обобщению свойств земной среды обитания ни случайно, ни намеренно. «Душа» не может превратиться в «дух» посредством обобщения и перехода в больший масштаб пространства и времени.

Быт всегда активно перерабатывает продукты мировоззрения, и в историческом плане создаётся впечатление превращения «духа» в «душу». Но так не бывает. Душа эгоистична по своей природе — иначе не выжить. Дух же, и тоже по своей природе, альтруистичен.

Мировоззрение может иметь только небесную природу. Небо, а не Земля. Звёздное небо!

Небо могут видеть все зрячие люди. Для всех и всегда оно — одно и тоже. Всегда одно и едино — именно оно универсально и «универсум». Оно не актуально, имеет максимально возможный масштаб, и содержит в себе масштабные во времени и пространстве объекты и события. Вот почему модели неба составляют основу мировоззрения. Модели земной жизни в мировоззрение не «складываются».

Эта небольшая табличка с перечнем частей и качеств души и духа помогает размышлению над двойной природой человека.

Звездное небо Земля
Дух душа
Мир быт
Мировоззрение мироощущение
Рассуждение повествование
Макрокосм внешняя среда
Микрокосм внутренняя среда
Блок нормативов (этика) программы управления (логика жизни)
Гармония гомеостаз
Мифос логос
Язык вокализация
Геометрия природные линии

4. Дух и Материя

Пришло время оформить отношение и с «всеобщим космическим духом». Поскольку уже произнесено слово «дух». Атман, как известно, есть Брахман.

Ключевое понятие здесь — управление. Исследовать власть нет смысла, ибо власть есть безнаказанное насилие и, следовательно, реализация управленческих решений. В то время как наказуемое насилие есть преступление. Власть и преступление это поприще души. Духу же интересен информационный процесс, который называется управлением. Пороки духовности есть добродетели биологии (христианские грехи).

Ясно, что моделирование само по себе и ради себя самого не имеет смысла. Оно ценно в связи с необходимостью управления. В случае с организмом и мозгом — самоуправления с целью выживания. В свою очередь управление, как исследуемый процесс, теснейшим образом сопряжено с организацией самовоспроизводящихся систем. Чтобы не потеряться в огромной теме системологии, достаточно обозначить траекторию в ней короткими тезисами.

Основа основ системологии — понятие связи. Связь — это поток вещества (субстанции), энергии и информации. Триединый поток. Однако допустимо предположить, что это триединство входит в четвёрку: субстанция, энергия, информация, управление (разум). В определении связи не учитывается управление. И это правильно. Но сейчас речь идёт не о связи, а о сущности бытия.

Четвёрку нужно делить на две части: субстанция + энергия и информация + управление (разум). Имея в виду, что Е = m·C², полагаем энергию и субстанцию двумя частями (сторонами) единой Материи. Вместе с тем, информация и управление (разум) оказываются аналогичными частями (сторонами) Единого, называемого Духом.

Дух и Материя не существуют отдельно друг без друга — они взаимодействуют. По отдельности они немыслимы. У него нет энергии, у неё нет управления. Основной вопрос философии (в ленинской постановке) не имеет смысла. Чтобы ответить на него, нужно разделить неделимое, и наделить одну из выбранных частей качеством первичности. Материализм по своей природе есть чисто биологическая религия. Духа в такой религии нет.

Дух, как и материя, имеет масштабную иерархию. Вселенная одинакова во всех направлениях. Её части, не имеющие между собой известных современной науке причинно-следственных отношений, то есть не обменивающиеся между собой известными сигналами (не имеющие связи), тем не менее, устроены одинаково. К тому же остаётся неустранимый космологический принцип. Это — следствие единого процесса управления. Управление присуще бытию как материя, энергия и информация. Остаётся только снять ограничение на скорости управляющих сигналов. И это тоже принципиально возможно.

Единицей Вселенной является галактика. Во всех галактиках тоже есть управление. Есть оно и в нашей Галактике. Управление не рассеяно в пустом пространстве, ибо это бессмысленно. Оно локализовано в управляющих центрах. Но принципы организации космологического управления следует обсуждать отдельно. Сейчас достаточно уяснить, что жизнь вообще и разумная жизнь в частности, то есть Биосфера, и Ноосфера планеты Земля, не могут быть результатом саморазвития этой планеты. Жизнь и Разум присущ всей Вселенной. Земля не может быть суверенным субъектом эволюции.

Суверенное саморазвитие на миллиардах планет Галактики, а тем более на триллионах планет в других галактиках, привело бы к неограниченному множеству своеобразных результатов, друг с другом не совместимых. Это препятствовало бы процессам интеграции управления и нормальной иерархии масштабов. Строгим принципом бытия масштабных структур Вселенной следует считать принцип информационной совместимости всех её частей. В Галактике действует тот же закон, что и в развитой Биосфере — огромное разнообразие форм живых организмов имеет один генетический код — все управляющие структуры информационно совместимы. Земная жизнь и разум не самодостаточны, но являются частью жизни и разума Галактики. Наш разум должен быть информационно совместим с разумом других разумных форм Галактики. Этот результат достигается в Биосфере, которой тоже следует быть информационно совместимой с жизнью Галактики. Духовная совместимость реализуется как раз в том самом неактуальном мировоззрении, а вовсе не в индивидуальных и жизненно важных адаптациях к планетной среде. Стандарты галактического «Брахмана» следует отыскивать в земных «атманах».

Жизнь и разум, душа и дух соотносятся как самоуправление и внешнее управление. Самоуправление обслуживает себя, а потому эгоистично (ego — я), внешнее управление обслуживает внешние объекты, служит им и, естественно, альтруистично (alter — другой).

Душа человека в таком случае оказывается одной из самых развитых систем самоуправления в земной Биосфере. В ней, как в развитой информационной среде, формируется система внешнего управления более высокого уровня — «дух». Он имеет небесную неактуальную природу. В «духе» реализуется принцип информационной совместимости с системой управления Галактики, которую люди наблюдают как звёздное небо.

Выражаясь языком древних космологий, мать—Земля и отец—Небо соединились в любви и зачали плод. Человечество в этой логике есть эмбрион, развивающийся в лоне матери—Земли. Но родится он для отца—Неба и его поприщем будет Космос. В младенце соединены свойства земной матери и небесного отца. В человеке сосуществуют две природы — биологическая и космическая, а в мозге — земная душа и небесный дух. Сущность личности сосредоточена в стратегии отношения между этими двумя частями неделимого человека.

5. Геополитика

Биологическая эволюция и социальная история людей, как саморазвитие планетной материи, по сути, лишена смысла. Бытовая жизнь, имеющая биологическую природу, тоже и так же бессмысленна. Вся её ценность в самом её факте. Добавить к этому нечего. Вот почему европейское мировоззрение, даже в самом современном естественнонаучном состоянии, обнаруживает бессмысленность и бесцельность жизни, так же как и безразличие примитивной Вселенной к этой жизни. Кризис западного мировоззрения эпохи модернизма и постмодернизма. Такова первая и биологическая природа людей.

Однако вторая и духовная природа, напротив, опознаётся по наличию смысла. Природа же смысла духовной жизни всегда состояла, и всегда будет состоять в принадлежности к бытию более масштабного, и более высокого духа. Религиозность есть потребность в такой принадлежности.

Западное христианство, как последняя (по времени) религия маленькой Вселенной, ограниченной твёрдым небом, не справилась с решением чудовищной проблемы бесконечного мира, открывшегося после прозрения Джордано Бруно. Протестантизм, создавший современную «атеистическую» науку и «капиталистическую формацию», даже в условиях демократической государственности, в космологии «большого взрыва» и квантовой физике, не сумел вернуть мировоззренческое равновесие и установить контакт с высшим духом. Коллапс духа западной цивилизации естественен и очевиден.

Для древних мировоззрений отношения с небом и небесными силами были каждодневной реальностью и ритуальной практикой. Авторитет духовного сословия опирался на очевидный, и не требующий доказательств, квалифицированный контакт с небесной причинностью. Современное цивилизованное общество не имеет духовного сословия, обладающего подобными качествами и, следовательно, столь высоким статусом. Такое сословие сейчас может возникнуть только на основе реального, очевидного и несомненного для всех контакта с высокоорганизованным и масштабным духовным явлением, находящимся за пределами человеческой культуры. Одной веры в прошлые контакты в современной сложной жизни недостаточно.

Духовное сословие всегда выступало посредником между людьми и этим явлением. Сейчас речь может идти только о технологическом и сознательно контролируемом контакте. Он даст всеми признаваемую духовную власть, основанную не на насилии и контроле над ресурсами, а на возможности участвовать в жизни, имеющей огромный смысл.

Обнаружение феномена исторической геодезии и космологического мировоззрения переводит этот предмет из философской и умозрительной сферы, которой развлекаются рафинированные интеллектуалы, в область стратегических интересов и прикладных исследований. Феномен должен быть отнесён к разряду экстраординарных и чрезвычайных явлений. Первостепенной задачей становится установление надёжной достоверности уже проведённого исследования. При этом срочная и главная задача состоит так же в том, чтобы выяснить, работает ли древняя геодезическая система в настоящее время. Актуально ли явление? Нельзя надеяться быстро и легко понять, как оно функционирует. Понадобится время. Возможно, очень много времени.

В связи со сложностью объектов и неготовностью исследователей, это сделать не так просто, как кажется на первый взгляд. Углубление уже проведённых исследований нуждается в привлечении современных затратных технологий, и, как неизбежное следствие, ресурсов и высококлассных специалистов. Планировать такие работы в современных условиях глупо и вредно — романтический утопизм опасен для здоровья.

Значительно более продуктивным и дешёвым представляется путь освоения Великого Наследия и прикладного использования проверенного временем опыта предков. А в этом деле основания для оптимизма очевидны: главные объекты исторической геодезии являются российской и уральской недвижимостью. Многие народы России при этом оказываются прямыми наследниками древней культуры.

Большие астрономо-геодезические системы Старого Света всегда были ареной исторической жизни народов. Историческая геодезия Нового Света иная — активные системы расположены там лишь в районах деятельности доколумбовых цивилизаций в Центральной и Южной Америке. В Америке вообще нет больших астрономо-геодезических систем. Вне таких систем биологические процессы имеют преимущество над духовной жизнью. История людей, как биологическая патология, протекающая вне быта (биологического по природе), есть продукт духа. Вот почему значительные исторические события происходят только на территории систем и при их управляющем воздействии. На территориях вне систем (таких территорий довольно много) тоже живут люди, но их жизнь имеет преимущественно бытовой характер, усложнённый проникновением (диффузией!) культурных влияний из районов исторической активности.

История и цивилизация появляются в результате взаимодействия народов с объектами исторической геодезии. Значение имеет не только время и природные ресурсы, но и само место. Место — это один из главных стратегических ресурсов. Отношение народов с астрономо-геодезическими системами имеет решающее значение в их исторической судьбе. Для того чтобы судьба сложилась, нужно, как минимум, такие системы иметь, то есть контролировать территорию, на которой эти системы проецируются. Бывшая Российская Империя охватывала своей территорией основную часть объектов исторической геодезии Старого Света. Этим она похожа на исторических предшественников — культурно-исторические общности (КИО) арийского мира эпохи бронзы. Распад СССР привёл к потере многих важных элементов геополитического ресурса.

Советский исторический материализм полностью блокировал возможность народов России пользоваться Великим Духовным Наследием, тем самым, лишив их не только исторического будущего, но и каких бы то ни было национальных идей. В условиях многонационального и многоконфессионального государства в прошлом речь шла лишь о русской национальной идее или же о государственной идее России. Космополитический интернационализм, пришедший извне, погубил страну. «Русский путь» сейчас дискредитирован как идеологическим противником, так бездарностью и бездуховностью доморощенных идеологов.

Современная геополитика России может быть основана на глубоком и всестороннем исследовании организации собственного исторического пространства и исторического пространства соседей и партнёров. Информация такого рода может служить эффективным средством воздействия на их мировоззрение и, следовательно, на их геополитику. Знание пространственно-временных закономерностей исторического процесса небесполезно при принятии стратегических и оперативно-тактических решений и выработке долгосрочных программ государственного масштаба.

Предложение имеет смысл, при условии, что государство намерено существовать в историческом будущем. Народ, как это теперь очевидно, будущим себя уже не обременяет. Народ отказался от коммунистического, а заодно с этим и научно-материалистического мировоззрения и, воспользовавшись удобным случаем, даже от обычного здравомыслия. Отказ выражается в поголовной коммерческой мистификации и коммерческой «эзотеризации» населения, сопровождаемых безудержным пьянством, наркоманией и развратом. На Аркаиме нет туристов — там тысячи паломников. Старое и мёртвое мировоззрение мучительно выблёвывается. Процесс созревания идёт медленно и трудно. Лишь безнадёжные романтики ещё могут надеяться, что народы России таким странным образом готовятся принять новое надёжное мировоззрение, способное повести его в трудное и великое будущее. Бессмысленная жизнь ради комфорта и удовольствия не имеет исторической перспективы, и какого бы то ни было духовного смысла — это чистая биология. Однако такая жизнь устраивает почти всех. Духовная жизнь со смыслом тоже всегда была и комфортной, и радостной, но она, как всегда, остаётся уделом избранных.

Терпите, люди! И это тоже скоро пройдёт...